От Парижа до Берлина по карте Челябинской области

Хотите узнать, откуда произошли географические названия Челябинской области?

Главная Богиня

Богиня

Фантастический рассказ «Богиня» — история, выдуманная от начала и до конца. Однако некоторые события, кажущиеся абсолютно невероятными (левитация, материализация, телепатия и т.п.), вполне возможны.

Я – женщина! не просто человек!
не просто половина мирозданья.
Вступая в двадцать первый век,
мой разум ишет мира пониманья.

И, разрывая путы предрассудков,
свободной волей на простор летит,
чтобы постичь вселенскую науку,
чтобы понять, где камень тот зарыт.

Лариса Наталенко

Лина отдыхала на балконе, уютно устроившись в стареньком, накрытом выцветшим пледом, кресле. Летний ветерок начинал приносить лёгкое дыхание вечерней прохлады, смешиваемое с теплом разогретых за день бетонных стен девятиэтажки. Она пила чай из свежих листьев земляники, которые собрала в лесу во время вчерашнего полёта.

Вот и закончились выходные дни. Она снова провела их в одиночестве, расставшись накануне со своим парнем.

В пятницу вечером, гуляя с Игорем в парке, Лина решила рассказать ему о своих полётах. Дружили они уже около месяца. Игорь казался ей добрым, умным, начитанным и думающим. Они с удовольствием философствовали, говорили о Боге и о новейших научных открытиях, затевали разговоры и о левитации. Лине казалось, что Игорь уже достаточно подготовлен к этому разговору, и она решилась, наконец, посвятить его в свою тайну. Он молча слушал её эмоциональный и подробный рассказ, даже улыбался, поддакивая, а потом вдруг сказал холодным и бесстрастным тоном:

— Ну, всё! Хватит сказки рассказывать!
— Ты мне не веришь? — холодея от обиды и отчаяния, спросила Лина.
— Ну, как же! Такая великолепная игра! Очень правдоподобно! Браво! Какая актриса пропадает! — цинично говорил он, стараясь уколоть как можно больнее.
— Игорь! Что ты говоришь?
— А я-то тебе рассказывал всё про себя, делился самым сокровенным, а ты меня за идиота держишь! — в его голосе звучала обида и разочарование.
— Да ты что? Как ты можешь так обо мне думать?
— А как о тебе ещё думать? Лгунья и притворщица! Поверить тебе? Ладно. Уговорила. Давай! Взлетай! Тогда поверю и даже прощения попрошу. Ну! Что же ты стоишь? Лети!
— Ну, я же не могу так, у всех на виду. Да и подготовка нужна для этого...
— А так, чтоб никто не видел, — любой дурак может! Я, может, тоже летаю по ночам! Наговорить-то можно всё, что угодно. Да вот только лапшу с ушей стряхивать я давно уже, слава богу, научился.
— Игорь! Перестань! Ну, забудь всё, что я тебе говорила.
— А ты потом при первом удобном случае снова наврёшь мне с три короба!?
— Да не врала я тебе! Это всё правда! Не веришь? Пойдём ко мне домой!
— Думаешь, чарам твоим поддамся? Очень ты мне нужна!
— Да как ты смеешь мне так говорить!?
— Да пошла ты куда подальше! — зло бросил он ей в лицо, резко повернулся и нервной походкой стремительно удалился.

Обиду и боль Лина давно уже научилась воспринимать по-философски, но все равно было очень грустно, и она немного всплакнула. Только стоило кому-нибудь рассказать о полётах, от неё сразу начинали шарахаться, как от прокажённой. Ей не верили. Не допускали даже мысли, что эта девчонка может делать то, что не может никто другой. «Чем ты лучше остальных? Выскочка! Возомнила себя невесть кем!» И ни один человек не мог её понять и принять такой, какая она есть. Счастье волшебного полёта и замечательных путешествий сулило ей несчастье одиночества и непонимания.

День, проведённый в лесу, помог отвлечься от грустных мыслей. Лина набрала грибов и земляники, пчеловод с лесной пасеки угостил её сотовым мёдом. Они жарили с ним грибы и запекали в золе картошку, и он с упоением рассказывал о жизни пчёл. Ближе к вечеру она нашла чистый и тихий пруд, искупалась и уснула на песчаном берегу, а с наступлением ночи вернулась домой.

В воскресение, закончив домашние дела, Лина вышла на балкон и удобно устроилась там с чашкой ароматного чая. До следующих выходных она не планировала больше никуда лететь. Пучочки душицы и земляничного листа, подвешенные для просушки, благоухали запахом леса. Заходящее солнце нежно окрашивало их в свои розово-янтарные тона, медленно сползая за горизонт, унося с собой суету и зной дня. Тёплый, уютный сумрак всё плотнее укутывал город, навевая сладкие сны его обитателям.

Спать Лине не хотелось. Она сидела в своём мягком кресле и испытывала необъяснимую радость от предчувствия чего-то нового и прекрасного. Ей казалось, что кто-то где-то её ждёт, любит и зовёт. Она словно купалась в этой согревающей и ласкающей любви, и ощущение счастья было ясным и реальным, неподдающимся никаким сомнениям. Благодарность и любовь к Господу переполняли её сердце, наполняя светом и теплом всё тело, меняя ритм биения каждой клеточки, каждого атома. Бессловесная молитва души, наполненной Божественной любовью, меняла вибрации тела, значительно уменьшая его плотность, отчего оно становилось невесомым.

Лина обычно делала это перед полётом осознанно и целенаправленно, но сейчас всё происходило само собой. Её будто куда-то приглашали! Было удивительно и очень приятно. Неспроста всё это. Возможно, её ждёт какой-то сюрприз. Всецело доверяя воле Бога, она отдалась в его власть.

Ощущение лёгкости всё усиливалось, и её стало поднимать из кресла вверх, как воздушный пузырёк в воде. Она не предпринимала абсолютно никаких действий, только слегка прикоснулась к раме, чтобы аккуратней выплыть из окна. Воздух был даже плотнее, чем обычно. Она не знала, какое направление выбрать и ждала.

Вдруг набежавший поток подхватил её и понёс куда-то вверх очень быстро. Огни города стремительно удалялись и таяли внизу, а потом и вся наша планета начала уменьшаться, превращаясь в маленький голубой шарик. Страха не было, только любопытство. Вокруг Лины образовалась светящаяся сфера, в которой было тепло и легко дышалось. Она чувствовала заботливую руку и полагалась на добрую волю сопровождавшего её. Что её сопровождают, да ещё с какой-то определённой целью, — сомнений не было. И она терпеливо ждала дальнейших событий.

Сфера остановилась и зависла в пространстве. Лина с интересом оглядывала незнакомое расположение звёзд, пыталась отыскать взглядом далёкую Землю. Вдруг она увидела светящийся шар, быстро приближающийся к ней. В нём находилась фигура человека. Шар подлетел вплотную к сфере Лины и остановился. Человек смотрел на Лину сосредоточенно, внимательно и с радостным любопытством, как, впрочем, и сама Лина. Он улыбнулся ей и поклонился. Лина сделала то же самое. Две сферы прилипли друг к другу, как два мыльных пузыря, а перегородка между ними истончилась и исчезла.

Незнакомец сделал шаг навстречу Лине и снова поклонился. На нём был облегающий костюм, но не из ткани, а из какого-то неизвестного вещества, светящегося, как неоновые огни или северное сияние. «Инопланетянин? Или ангел? Или ещё кто?» — пронеслось в мозгу у Лины.

— Я — человек с планеты Земля. Здравствуй! Меня зовут Санг.
— Человек? С Земли? Здесь, в далёком космосе? Да, может ли быть? — Лина готова была встретиться здесь с кем угодно, но не с человеком.
— Да, моя госпожа. И я давно жду встречи с тобою, Лина.
— О-о!? — выдохнула она. — Нет! Это невозможно!
— Возможно, как видишь. И даже необходимо. И сейчас пришло, наконец, для этого время, — говорил незнакомец, улыбаясь необыкновенно добрыми глазами.
— Ты знаешь моё имя и давно хочешь встретиться со мной? Для чего?
— Я расскажу тебе, но немного позже. Ты ведь, наверное, понимаешь, что это не просто моё личное желание.
— Да. Понимаю, кажется, — сказала Лина в раздумье, вспоминая, каким образом она здесь оказалась, — вероятно, это промысел Божий.
— Ты всё правильно понимаешь. Пока мы летим на Землю, я расскажу тебе немного о себе. Не возражаешь?
— Ещё бы! Я уже сгораю от любопытства! — толи подумала, толи произнесла Лина.
— Родина моя — Индия, Тибет. Я живу там, в горах, почти отшельником.
— А откуда же ты знаешь русский язык? — спросили Лина и вдруг осеклась, увидев улыбку на его сомкнутых устах и полный тепла и любви взгляд лучащихся карих глаз. А ведь и она сама «говорила», не открывая рта! — Мы общаемся телепатически! Как же я не заметила?!
— Вероятно, это для тебя в новинку. Привыкай. В этом воплощении мне 86 лет.
— Восемьдесят шесть?! — воскликнула она, пытаясь хоть немного совладать со своим удивлением. — А выглядишь на 40, не больше.
— А зачем становиться старым и дряхлым? Моим учителям гораздо больше, а выглядят они не старше. Мы умеем управлять своими мыслями, чувствами и процессами, идущими в нашем организме. Происходит постоянная регенерация и восстановление клеток, и тело не стареет. Мы не едим животную пищу и можем обходиться вообще без еды, получая жизненную энергию от солнца, ветра, земли, воды, растительности. Пополнение энергией происходит и во время медитации. Энергии кругом в избытке — бери, сколько хочешь и пользуйся ею на благо, — он быстро оглянулся: — Ну, да мы уже подлетаем! Показывай, где ты живёшь.
— Вот этот дом. Самый верхний девятый этаж. Вторая лоджия от угла. Видишь, окно открыто? Лампа настольная горит. Может, сейчас заглянешь ненадолго.
— Нет. Скоро рассвет. Мне надо торопиться. Жди вечером, как стемнеет, через пять дней. До встречи.
— До встречи. Пока, — прошептала Лина, провожая взглядом Санга, моментально исчезнувшего в предрассветном небе.

Уснула она сразу, а утром проснулась бодрая и весёлая. Сразу вспомнила всё и, с трудом сдерживаясь, чтобы не взлететь от счастья, побежала на работу. А вечером зашла в читальный зал посмотреть что-нибудь об Индии и Тибете.

— Вот эту книгу почитайте. Очень интересно и познавательно. Я только что её дочитал. Возьмёте? — обратился к ней высокий стройный мужчина лет тридцати. Они встретились глазами. Взгляд незнакомца был внимательным и добрым, и в нём явно сквозил неподдельный интерес к Лине.
— Хорошо. Спасибо, — она взяла книгу, не в силах оторвать сразу свой взгляд от его притягательных серых глаз.

Материал действительно оказался очень интересным, и Лина читала, не отрываясь, до самого закрытия библиотеки.

— Ну, как? Понравилось? — спросил мужчина, когда они выходили на улицу.
— Да! Очень! Спасибо.
— Вам это нужно для работы или для чего-нибудь ещё?
— Да, так. Просто интересно, — слегка сконфузилась Лина.
— О! Индия! Удивительная страна, полная загадок и тайн! Мне посчастливилось побывать там однажды. В этом году планирую ещё поездку. Я занимаюсь научной деятельностью, пишу диссертацию.
— Это должно быть очень интересно.
— Я вижу в этом смысл всей моей жизни. Наверное, я немного сумасшедший.
— Почему же? Просто Вы — увлечённый человек.
— Нет. Не просто увлечённый. Наверное — фанатик. Я ищу храм богини Линонны. Во время прошлой экспедиции мы нашли много упоминаний о нём, разных свидетельств. Было даже ощущение, что он где-то рядом. И в эту поездку я найду, обязательно найду этот храм. Я уже вижу её во сне, живую Линонну, я преклоняю перед ней колени и целую край её одежды.
— Но ведь она, наверное, давным-давно умерла...
— Да. Но я верю в реинкарнации и знаю, что увижу её живую в этом храме. И ещё кое-что знаю, но не буду больше забивать Вам голову, а то Вы совсем решите, что я шизик.
— Нет. Мне всё это очень интересно. Пожалуйста, расскажите ещё!
— Правда, интересно? А не боитесь? Я ведь могу рассказывать об этом часами.
— Ну, этим Вы меня не испугаете.
— Тогда пойдёмте куда-нибудь посидим, а заодно перекусим, Вы ведь тоже не ужинали. Кстати, давайте познакомимся. Меня зовут Гектор.
— У Вас очень редкое имя. А меня зовут Лина.
— Лина? Вот это да! Почти Линонна. Богиня Линонна. Это не просто совпадение! Это знак, — сказал он и воодушевлёно поцеловал Лине руку.

Всю неделю по вечерам они встречались в библиотеке, ужинали в кафе и говорили, говорили, говорили. Лине было хорошо с Гектором как никогда и ни с кем. Но в пятницу вечером она сказала ему, что уезжает на выходные, что провожать её не надо, а как вернётся — позвонит ему сама.

— Но, почему мне нельзя проводить тебя? — спросил он с огорчением и некоторой обидой в голосе.
— Пожалуйста, не обижайся. Я не могу пока ничего рассказать тебе. Прости меня. Я бы с радостью, но не могу! Время ещё для этого не пришло. Это не моя прихоть. Здесь задействован другой человек.
— Твой парень?
— Нет. Это совсем другое. А человек этот очень удивительный! Ему 86 лет, но он совсем не стар. Если он согласится, — я познакомлю вас. Но будет это, наверное, не очень скоро. Я обязательно расскажу ему о тебе при встрече. Ну, ладно. Не скучай. Пока.
— Позвони сразу, как вернёшься.
— Обязательно, — она помахала рукой и скрылась за дверью подъезда своего дома.

Лина готовилась к встрече с Сангом. Квартира сверкала чистотой, в духовке пёкся пирог с картошкой, капустой и грибами, на столе стояли фрукты и заваривался душистый чай. В холодильнике ожидал торт-мороженое.

Когда потухли последние лучи солнца, Лина устроилась в кресле на балконе. И вдруг — шуррр! Будто голубь белый пролетел, и прямо перед ней предстал Санг. Он был в белых свободных одеждах, которые особенно оттеняли его темные волосы и бороду на смуглом лице.

— Здравствуй, Лина, — сказал он, низко и почтительно кланяясь ей.
— О! Санг! Здравствуй! — от неожиданности она немного растерялась и вскочила с кресла.
— Не беспокойся, моя госпожа. Ты не должна вставать при моём появлении.
— Нет! Все равно. Проходи, пожалуйста, в мой дом, — я приготовила для тебя угощение. Ты ведь сегодня мой гость.
— Ну, если ты так хочешь. Отказать я, конечно, не могу.
— Вот и хорошо. Чувствуй себя, как дома.
— Постараюсь.

Лина предложила гостю сесть в кресло у столика, положила ему кусок пирога и налила земляничный чай. Сама тоже стала кушать вместе с ним.

— Вот так я и живу. Квартирка небольшая, но я её очень люблю, — допивая чай, сказала Лина.
— Это чувствуется. И пирог очень вкусный и чай.
— Я сама пекла. А землянику в лесу собрала.
— Спасибо. Я получил истинное удовольствие.
— А телевизор ты смотрел? — Лина нажала кнопку пульта.
— Да. Я знаю, что это такое, но не люблю смотреть смонтированные с некой целью фильмы и передачи. Не люблю информацию, предоставленную однобоко и тем более навязанную кем-то точку зрения. Даже новости искажают в угоду определённому кругу избранных, направляя мысли и дела основной массы людей в нужное кому-то русло.
— Хм. Ну, тогда почему на Земле и даже в отдельной стране существуют группы людей и даже религии, которые не то что не идут вместе в одном направлении, а даже воюют между собой?
— Это объясняется очень просто. Многие хотят власти и считают себя избранными. Они обладают определённой харизмой и собирают вокруг себя массы народа. И каждый такой предводитель (религиозный или политический) стремится главенствовать сам и выступает против другого такого же предводителя, пытаясь очернить его в глазах окружающих, свергнуть, а то и просто убить. Отсюда и войны, убийства и религиозная ненависть.
— А что вы предлагаете?
— Мы ничего никому не предлагаем. Мы посылаем миру любовь, а сами пытаемся проникнуть в суть вещей с помощью медитации. Мы совершенствуем себя, углубляя своё миропонимание; освобождаемся от житейской суеты; раскрываем возможности своей души, а с нею — и тела.
— И для этого ты летаешь в космос?
— Да. Околоземное пространство битком забито человеческими мыслями и эмоциями, очень часто негативными, тяжёлыми, низкочастотными; через них трудно пробиться, и они вносят искажения во время приёма информации. Улетая в космос, я освобождаюсь от земного воздействия, и восприятию потока Божественной мудрости уже ничто не мешает.
— Хотелось бы и мне научиться получать информацию свыше.
— Ты всё это умеешь не хуже, чем я, а даже гораздо лучше. А ещё ты умеешь путешествовать в астрале. Ты просто забыла об этом. Совсем не обязательно каждый раз таскать за собой физическое тело. Хотя искупаться в речке и позагорать на песочке для него и полезно и приятно.
— Да? Откуда ты всё это знаешь?
— Я знаю тебя с прошлых воплощений. Я же говорил, что давно искал тебя.
— Расскажи, что ты знаешь!
— Ты вспомнишь сама, когда прилетишь ко мне в гости, а вернее — к себе домой.
— Значит, в прошлой жизни я жила в Тибете?
— Да.
— Послушай, — вдруг заволновалась Лина, осенённая смутной догадкой, — я познакомилась на днях с мужчиной, зовут его Гектор. Он интересуется Тибетом, пишет диссертацию. Он уже ездил туда, искал храм богини Линонны, но не нашёл. Собирается ехать снова. Мне кажется, что нас с ним что-то связывает. Ты можешь мне что-нибудь про него сказать? А ему рассказать о тебе можно?
— Гектор? — Санг загадочно улыбнулся. — Это твоя судьба. Обо мне ему пока не рассказывай. Чуть позже. Ты поймёшь, когда придёт время.
— А храм он найдёт?
— Найдёт. И храм и богиню. И очень скоро.
— О-о-о!!! Спасибо! — радостно воскликнула Лина. — Ах, я же совсем забыла! — встрепенулась она и побежала на кухню.
— Не надо ничего больше, — вдогонку крикнул Санг, но Лина уже возвращалась с тортом. — Я уже такой сытый!
— Да это не еда. Десерт. Мороженое. Вкусно. Попробуй.
— Ну, только ради тебя, — Санг взял немного ложечкой. — Правда, очень вкусно.

Лина включила музыку своего любимого композитора Нино Рота. Именно под его мелодию она, ощутив единение с пространством и Богом, первый раз поднялась в воздух. Санг тоже ощутил волшебство льющихся звуков и, блаженно улыбаясь, прикрыл ненадолго глаза. Некоторое время они молча слушали.

— Да. Эта действительно достойно уважения. Божественные звуки Божественной музыки. Итальянский композитор Нино Рота — человек необыкновенный. Он родился в декабре 1911 года. Заочно я хорошо знаю и его самого и его музыку.
— Откуда???
— Ну, я же не всё время сижу в горах. За свою жизнь я совершил бесчисленное количество астральных путешествий и познакомился со многими интересными вещами. Всё, что нужно мне знать — я знаю. Ты тоже скоро всё вспомнишь.
— Когда же?
— Сейчас тебе нужно уладить здесь кое-что. А я пока слетаю по своим делам, и ещё до рассвета мы должны отправиться на Тибет.
— Что мне нужно уладить?
— Гектор тебя ждёт. Когда он уснёт, — напиши ему записку, что вернёшься завтра утром.
— ???
— Выгляни за дверь и увидишь его. Только прибери здесь всё сначала. Рано ещё очень удовлетворять его любопытство. Меня не провожай.

Санг быстро вышел на балкон и исчез. Лина всё убрала и открыла дверь. На полу, прислонившись к косяку, спал Гектор. Поток воздуха разбудил его.

— Гектор! Что ты здесь делаешь? — снисходительно мягким голосом спросила Лина.
— Я беспокоился, что ты так поздно вечером поедешь одна на вокзал...
— Ты прости меня. Я не стала тебя предупреждать. Не думала, что ты... Поездка откладывается до утра. Я очень виновата. Сейчас уже и транспорт не ходит. Может быть, переночуешь у меня?
— А это удобно?
— Нормально. Ты меня не стеснишь. У меня найдётся для тебя место. Проходи.

Гектор радостно кивнул и вошёл в квартиру. Лина разогрела ему большой кусок пирога и приготовила чай с мёдом, чтобы лучше спалось.

— Ты меня извини, Гектор, но мне надо рано вставать. Поэтому кушай и ложись сразу спать. Если я уеду раньше, чем ты проснёшься, — чувствуй себя, как дома, делай, что хочешь, пользуйся, чем хочешь. Вернусь я завтра утром. Ключи в дверном замке.
— Я тебя встречу! Скажи только: где и когда?
— Мне будет очень приятно, если ты встретишь меня здесь, у меня дома.
— Твоя поездка по-прежнему покрыта тайной...
— Я обещаю тебе всё рассказать. Обязательно. Но, когда придёт время. Ладно?
— Хорошо.
— В холодильнике много продуктов. Кушай. Читай книги. Смотри видео. Думаю, что ты найдёшь для себя много интересного. Не стесняйся. Будь, как дома.

Гектор кивнул грустным и одновременно счастливым взором. Лина постелила ему на своём диване и включила негромко музыку.

— Ты ложись пока, а мне ещё нужно кое-что сделать, — говорила она, убирая со стола посуду.

Гектор лёг в постель. Была уже глубокая ночь. Настольная лампа слепила глаза, но он не стал её выключать, решив дождаться окончания Лининых дел. Но прикрыл веки, и его сознание стало растворяться в завораживающих звуках волшебной мелодии, плавно уносящей его в сладкую страну сонных грёз. Когда Лина вошла в комнату, — Гектор уже безмятежно спал. Она выключила музыку и долго стояла, с любовью вглядываясь в освещённые лампой черты его лица.

— Милый мой. Всё у нас с тобой ещё будет. И будет всё прекрасно, — тихо прошептала она, выключила лампу, и вышла на балкон.

Санг появился незамедлительно, и они полетели на восток, навстречу грядущей заре.

Через несколько минут они спустились к порогу ветхого строения, притулившегося вплотную к почти отвесной скале. Санг завёл её внутрь, зажёг два факела и повёл узким коридором куда-то вверх, в глубь скалы. Вскоре они оказались в богато убранной комнате, из которой был выход на огромный балкон или террасу. Комната показалась Лине очень уютной и удобной. Она даже почувствовала себя здесь, как дома.

— Это твоя спальня Лина. А завтра я покажу тебе весь твой дом, — сказал Санг, счастливо улыбаясь.
— Да! Я вспоминаю... А вот и моя кровать, — радостно воскликнула Лина, плюхаясь с размаху на постель.
— Завтра ты вспомнишь всё. А сейчас ложись и выспись, как следует. Утром будить тебя не будут. Проснувшись, ты уже сама будешь знать, что делать. Запомни сегодняшние сны.
— Спасибо, Санг. Спокойной ночи.
— Спокойной ночи, моя госпожа.

Лина уткнулась в подушку, пахнущую ароматом трав, счастливо улыбнулась и забылась сладким сном.

Ей снился Гектор. Он медленно шёл ей навстречу, и взгляд его был полон восхищения и любви. Вокруг горели костры, звучали индийские песни и кружились в танце молодые индианки в ярких сари с бубнами в руках. Это праздничное веселье было только ради них одних, из-за них и для них, но они совсем не замечали его, поглощённые только друг другом. Гектор подошел совсем близко и остановился, но влюблённые глаза и горячие губы продолжали приближаться, и уже чувствовалось тепло его дыхания. Они ещё минуту смотрели в глаза друг другу. Но вот, наконец, губы их слегка прикоснулись, веки опустились, и они отдались в сладкую власть нежного и самозабвенного поцелуя. В нём не было ещё страсти. Это был поцелуй глубокого обожания, чистой и светлой любви. Люди, испытывающие подобные чувства, в своём воображении уносятся обычно в заоблачные выси, но Лина прекрасно умела делать это и не в воображении. Захваченная высоким порывом, Лина уже не стояла на земле. Информация изменённого сознания её клеток тут же передалась Гектору и изменила плотность материи и его тела. Они медленно и плавно воспарили вверх, приземлившись в сердцевину огромного золотого цветка, который сомкнул над ними свои лепестки. Он почувствовал необычное перемещение, хотел оглянуться, но Лина сильнее обняла его, и в её поцелуях проявилась страсть. Гектором овладело желание, и ему было уже все равно, что они, как-то странно перемещаясь, оказались вдруг одни в небольшой комнате на широкой кровати. Он видел, слышал, чувствовал и ощущал только свою богиню. Весь мир для него в этот миг не имел абсолютно никакого значения. Значение имела только любовь. И богиней этой любви была Лина.

Лина проснулась и долго ещё лежала в полудрёме не в силах расстаться со своим прекрасным сном. Постепенно глаза открылись окончательно, и она начала более осознанно оглядывать всё вокруг. Она помнила, кто она и как сюда попала, но и здесь ей было всё известно и знакомо. Вот очаг, отдалённо напоминающий камин, слегка утопленный вниз и покрытый каменными плитами, которые очень медленно остывали, и на них можно было греться развалясь сидя или лёжа. Стены, украшенные цветными рисунками, золотыми украшениями или задрапированные тканями. Зеркало в массивной золотой оправе, под ним огромный золотой ларец с секретом, известный только ей и её роду по материнской линии. Китайские вазы, великолепные старинные кувшины и чаши разных форм и размеров. Всё чрезмерно богатое и основательное, даже самые маленькие и изящные вещички. Не то, что сейчас стали делать всё хлипкое, одноразовое.

Она взяла из вазы с фруктами манго и стала кушать его, отрезая кусочки маленьким кинжальчиком с золочёной ручкой, инкрустированной рубинами и изумрудами. Потом откинула тяжёлый занавес, скрывающий углубление в стене в виде шкафа и выбрала для себя наряд. Затем, раскинув руки, обняла ларец, нащупывая по его бокам пасти золотых драконов и отсчитывая в них по третьему зубу. Надавила с силой пальцами на эти зубы, а подбородком одновременно на солнце в центре передней стенки. Раздался щелчок, потом мелодичный звон колокольчиков, и золотая крышка медленно начала подниматься, открывая сияющее чрево, наполненное богатейшими украшениями. Лина села рядом и стала перебирать драгоценности, примеряя на себя и любуясь сверканием камней и великолепной работой древних ювелиров. Она вспоминала, что было связано с теми или иными украшениями, по каким случаям она их одевала. Достав шкатулку с красками, она стала раскрашивать лицо в соответствии с нарядом и украшениями. Забрав волосы и надев массивный головной убор, украшенный каменьями, она взглянула на себя в зеркало взглядом, полным величавого достоинства и вышла из комнаты в освещённый факелом коридор. Здесь её уже ждал Санг.

— О, моя госпожа! Я вижу, ты уже всё вспомнила, — сказал он, с трудом сдерживая восторженную радость.
— Да, Санг. Я всё вспомнила и готова продемонстрировать своё величие.
— Я предусмотрел это, госпожа. Всё давно готово. Народ ждёт появление своей богини.

Она кивнула в знак удовлетворения и согласия и пошла по освещаемому Сангом коридору в место, напоминающее дно глубокого, круглого колодца или шахту лифта. Возле входа Санг зажёг новый факел на стене, поклонился и поспешил удалиться. Она встала в самый центр этой необычно крохотной комнатки и посмотрела вверх. Там, в самом центре, в крестообразную щель пробивался солнечный свет, бросая вниз только один единственный лучик. Она подставила под него перстень с огромным бриллиантом и направила отражённый и увеличенный луч в углубление на стене. В этот же миг раздался скрежет, и Лина вместе с полом начала подниматься вверх. Когда лифт остановился, — она оказалась в куполообразной комнате, стены которой напоминали четыре золотых клина, сомкнутых вверху. Внизу одного из клиньев было вкручено кольцо. Она повернула его. Клинья дрогнули и стали раскрываться, как лепестки у цветка. До неё донеслись радостно-оживлённые возгласы толпы. Когда цветок раскрылся полностью, грянула музыка, звон бубнов, ярко вспыхнули костры по периметру пещеры, похожей на огромный, великолепный зал с высокими сводами, украшенный колоннами и десятиметровыми статуями. В центре, сразу под цветком, на высоком пьедестале возвышалась огромная скульптура сидящей на троне богини.

Лина стояла во всём великолепии в потоке падающего только на неё и сидящую скульптуру яркого солнечного света. Люди упали перед ней на колени, низко кланялись, плача и смеясь от радости. Лина, воодушевлённая всеобщей радостью, воспарила и плавно опустилась на пьедестал у ног богини. Народ просто взвыл от восторга, скандируя:

— Линонна! Наша Линонна! С возвращением! Линонна! Радость и любовь! Линонна! Снова с нами! Линонна!

Потом началось всеобщее веселье, сопровождающееся зажигательными индийскими песнями и танцами. Лина сидела на ступенях своего пьедестала, улыбаясь присутствующим, благодарно прикладывая правую руку к сердцу и слегка склоняя голову. Она была счастлива и с трудом сдерживала себя, чтобы не спуститься вниз и не начать кружиться вместе со всеми в танце, обнимая и целуя всех подряд.

Так прошло какое-то время. Лина встала и оглядела зал. Все умолкли и устремили к ней свои взоры.

— Я благодарю вас всех, но мне уже пора. Отныне я всегда с вами и я люблю вас. — Лина поднесла ладони к губам, а потом широко развела руки, посылая всему залу воздушные поцелуи. — До новой встречи! До скорой встречи!

Она вознеслась в свой цветок, сомкнула лепестки и спустилась на лифте. У самой спальни её догнал Санг, благодаря за всё и сообщая, что сейчас она сможет отдохнуть и покушать и интересуясь не прислать ли ей девушку помочь умыться и переодеться.

— Нет, Санг, спасибо. Я справлюсь сама. Пусть меня не беспокоят, я хочу вздремнуть и вообще побыть одна. Слишком много впечатлений. А мне ведь ещё возвращаться сегодня надо. Меня ждёт Гектор. Я знаю, куда всё прибрать, не беспокойся. Когда отдохну — позову тебя. Ты тоже отдохни пока.

На столе стояла масса вкусных блюд и напитков, в кувшинах была горячая вода. Лина с удовольствием сняла с себя тяжёлые украшения, разделась, умылась, поела и легла в постель. Как же она устала! А сколько впечатлений! Кто же она на самом деле? Как бы не возгордиться... Лина легла на бочок, свернулась клубочком, положила ладошку под щёчку и заснула.

Ей снилось, что она летит в каком-то безбрежном просторе. Но это не космос! В космосе темно, и только солнце освещает планеты и звёзды. А здесь кругом свет! Светится сам воздух. Всё пространство светится само по себе, излучая свет из себя. Кругом простор и светящаяся пустота без конца и края. Встречаются лишь какие-то любопытные, шушукающиеся между собой и весело хихикающие постоянно меняющие форму световые туманности.

— Где я? — недоумевала Лина. — Где мой дом? Почему не чувствую ниточку всегда, в любом состоянии, даже сонном ведущую меня домой? Что я, заблудилась что ли? Куда я лечу? Пустота кругом. А это что за создания? Милые, добродушные, улыбаются и даже кланяются мне, однако на контакт идти не хотят.

Но не успела Лина обеспокоиться, как вдруг на миг возник какой-то вихрь. Вокруг неё сразу образовался целый ансамбль из замков, дворцов, скульптурных групп и фонтанов. Она шла по дорожке мимо скамеек, вдыхая аромат цветущих и одновременно плодоносящих деревьев, цветов и трав. Всё вокруг было сочное, яркое и необыкновенно прекрасное. «Как в раю» — подумала Лина. Перед ней открывался огромный белый дворец, словно перламутром, отливающий всеми цветами радуги. По форме он напоминал тюльпан, раскрывающийся по мере приближения Лины. Войдя в него, Лина почувствовала взгляд, смотрящий на неё сверху. Она не смела поднять голову, чувствуя, что это Сам Всемогущий Творец, Господь Бог. В волнующем трепете она опустилась на колени.

— Встань, дочь моя! Я пригласил тебя, чтобы укрепить твою веру и рассказать о твоём предназначении и миссии с которой ты пришла на Землю. За одну земную жизнь твоя душа решила прожить сразу две жизни, чтобы максимально ускорить своё эволюционное развитие. Это очень нелегко. Только что ты познакомилась с народом, к которому я направляю тебя в качестве своего посланника, Божественного представителя. Готова ли ты любить этот народ, помогать ему идти Божественным путём. Твоя жизнь богини будет гораздо сложнее, чем жизнь Лины. И тебе предстоит прожить обе эти жизни, не спутывая их между собой, не переплетая. Твоей будущей семье тоже придётся придерживаться этого правила. За стенами твоего дома или храма никто не должен будет даже догадываться об этом. В помощь тебе даются Знание и Любовь. Согласна? Справишься?

— Да! Коли Ты Сам, Господи, благословляешь меня на это. А Ты со мной будешь?
— Я с тобой всегда и везде! Впрочем, как и с любым человеком.

Проснувшись, Лина лежала ещё некоторое время неподвижно, всё глубже и полнее осознавая своё предназначение. Потом облачилась в одежду, предназначенную специально для дома, дёрнула за шнурок, чтобы позвать Санга и через прорубленную в стене дверь, завешенную тяжёлой занавесью и собранной сбоку для прохождения света, вышла на балкон. Это скорее была терраса, напоминающая огромную лоджию. Внизу простиралась долина, и были видны два небольшие селения. Лёгкая облачность частично скрывала обзор. День клонился к вечеру, и тень от горы доходила почти до самых селений.

Интересно, насколько видно её убежище сверху и снизу и можно ли сюда каким-нибудь образом забраться? Лина выплыла наружу. Высокая, почти отвесная скала. Даже если подлететь максимально близко на вертолёте и зависнуть напротив лоджии, — даже и тогда не будет виден вход внутрь комнаты. Кругом сплошной камень. Сама лоджия выглядит, как небольшое углубление, ни сверху, ни снизу абсолютно не заметное.

— Удовлетворила ли мою госпожу надёжность её покоев? — спросил появившийся Санг.
— Сверх всякого ожидания! Пожалуй, даже я сама, пролетая снаружи, не смогла бы ничего найти, — восхищённо произнесла Лина.
— Ливни, лавины, камнепады — тоже не страшны. Снежинки только иногда сюда залетают, да косой дождик. Отвод воды, конечно предусмотрен. Вот отверстие, оно с карманом, чтобы не выкатилось что-нибудь случайно уроненное. Здесь всё очень надёжно, тщательно продумано, рационально, проверено веками. Недаром сохранилось в полной неприкосновенности до наших дней.
— Да. Санг, в этом и твоя заслуга. Спасибо тебе большое.
— Это мой долг, моё предназначение. Я — хранитель храма, всех сокровищ и твой покорный слуга.
— Могу ли я как-нибудь тебя отблагодарить?
— Мы с тобой делаем одно великое дело. Я вознаграждён уже тем, что смог найти тебя (с Божьей помощью, конечно), что ты вспомнила всё и осознала свою миссию. Теперь твой жизненный путь будет становиться для тебя всё более чётким и ясным. В этой жизни тебе будет ещё сложнее, чем в прошлой, ведь у тебя теперь два дома, две жизни, здесь и там. И обе жизни даны не просто так. Желаю тебе неиссякаемой любви, силы и мудрости. И, конечно, Божьей помощи, когда нужно, — сказав это, Санг склонился перед ней в поклоне и поцеловал край её платья.
— О, Санг. Встань. Не надо мне кланяться. Будь мне просто другом. Кстати! Ты обещал мне всё здесь показать. У нас есть ещё время. Пойдём.
— Конечно! Как угодно.

Они взяли факелы и по лабиринтам коридоров пошли осматривать все многочисленные помещения.

Лина вернулась домой глубокой ночью. Гектор спал на разложенном диване у самого края. В темноте надев пижаму, она тихонечко улеглась у стенки и сразу уснула.

Утром Гектор встал пораньше, чтобы к Лининому приезду всё прибрать и пожарить рыбу, которую вечером он уже почистил. Решив первым делом убрать постель, — он повернулся к дивану и так и сел на его край снова, увидев там спящую Лину. Она спала, как ребёнок, положив ладошку под щёчку. Он долго сидел так, вглядываясь в прекрасные и милые черты, боясь своим дыханием нарушить её сон. Потом встал и вышел на цыпочках, тихонечко прикрыв за собой дверь.

Лина проснулась от заполонившего всю квартиру аппетитного запаха и шкварчания на сковородке жарящейся рыбы. Она счастливо улыбнулась, быстро убрала постель, взяла одежду и проскользнула в ванную. Привела себя в порядок и вышла к Гектору.

— Кто тут у меня так чудесно хозяйничает! — весело воскликнула она. —  Здравствуй, Гектор! Как ты тут?
— Здравствуй, Лина! Справляюсь, как видишь, — сказал Гектор. — А ты так загадочно исчезла и не менее загадочно появилась...
— Это хорошо. Женщина и должна быть загадкой.
— Пока это тебе здорово удаётся.
— Надеюсь, будет удаваться и дальше.
— Ещё чем—то хочешь меня удивить?
— Буду стараться!
— С тобой, похоже, не соскучишься!
— Обещаю! Скучать не будешь!
— Надеюсь, сюрпризы будут только приятные.
— Боюсь, что даже через-чур! Когда сюрпризы более, чем слишком приятные — это тоже не просто пережить. Доверяй только мне. И вообще! У тебя начинается самая светлая полоса в жизни, хотя, может и не совсем лёгкая.
— Ты так умеешь заинтриговать!
— Это, чтобы не скучно было.
— Ну, ладно. Давай кушать будем.

Лина помогла накрыть на стол, и они завтракали, весело болтая. Лина слегка кокетничала, а Гектор смотрел на неё с полным обожанием. Ему очень хотелось поцеловать её и, когда она встала, чтобы собрать со стола чашки, подошёл, обнял её за плечи, пытаясь поднять вверх её лицо и отыскать своими губам её губы, но вдруг зазвонил его мобильный. Как же не вовремя! Он отпустил Лину и взял трубку.

— Гек! С тебя ящик водки! — послышался возбуждённый и радостный голос его друга и сослуживца.
— Что ещё? Что там стряслось? — спросил Гектор, недовольный тем, что его потревожили так не вовремя.
— Пляши! Завтра ты получишь официальное «добро» на нашу экспедицию! Все документы готовы! Деньги перечислены! Неделя на сборы.
— Ты не бредишь? Откуда сведения?
— Из надёжного источника! Гарантия — 100%.
— Ух! Здорово! Наконец-то свершилось! Вот это да!
— Ну, будь здоров! До завтра.
— Спасибо. Пока.

Гектор сел на табуретку, абсолютно оглушённый новостью. «А вот уже и сюрпризы начались!» — вспомнил он только что сказанные Линой слова, а потом отмахнулся: «просто совпадение». Но какая радость! Как бы хотелось взять с собой Лину, но это, увы, абсолютно невозможно. Через неделю — в экспедицию, и неделя эта будет просто бешеная. Столько всего надо успеть. Будет ли возможность ещё вот так побыть с Линой? Он поймал себя на мысли, что хотел бы отложить долгожданный отъезд. Но теперь это уже не в его власти. Да и ребята не поняли бы.

— Лина. Дорогая. Мы знакомы с тобой всего неделю, но мне кажется, что я знаю тебя целую вечность. Вчера я весь день был один в твоей квартире и в то же время ни на миг не расставался с тобой. Мне так хочется побыть с тобой ещё, долго-долго, как можно дольше, а мне приходится как раз сейчас уезжать. Ни раньше, ни позже. Так обидно.
— Гектор, поверь мне. Мы не расстанемся надолго. У нас с тобой будет много-много времени. Мы с тобой всё успеем. И всё будет так прекрасно, как ты даже вообразить не сможешь. Исполнятся все мечты и все желания. И храм ты найдёшь и богиню свою гораздо быстрее, чем сможешь себе даже пожелать. В твоей жизни начинаются чудеса и приятные, волшебные сюрпризы. Только верь мне, пожалуйста, верь. Так оно всё и будет.
— Милая. Ты так прекрасно говоришь. Если бы всё это на самом деле сбылось.
— А ты зря сомневаешься, — сказала она, включая радио.
— Милая ты моя мечтательница и сказочница, — сказал он, обнимая её и пытаясь снова поцеловать, но так и застыл от услышанного по радио.

Из динамика звучало:

— Сенсационные новости. Жители индийских деревень Лини и Нони вновь обрели свою богиню Линонну. Затерянный в горах на много веков, храм воскрес из небытия вместе с живой богиней. Она предстала пред своим народом, спустившись по воздуху из золотого цветка. Теперь индийцы будут оберегаемы своей богиней. Веселье и радость со вчерашнего дня царят, не утихая, в каждом доме всех близлежащих селений.
— Что это было? — не веря своим ушам, произнёс Гектор.
— Новости. Вот и нашёлся твой храм с богиней. А ты не верил.
— Невероятно...А, когда ты! уже успела про это услышать?
— Главное — я тебя не обманула!
— Да ты сама чудо не меньшее, чем этот храм с богиней, — он снова попытался её поцеловать, но, ловко выскользнув, она упорхнула на балкон.
— Ну, нет. На сей раз ты от меня не уйдёшь, — приговаривал он, пустившись за ней.

Тут раздался звонок в дверь, и Лина побежала открывать. На пороге стоял Игорь.

— Здравствуй, Лина. Прости меня, пожалуйста. Я был не прав. Прости. Не сердись. Не знаю, что на меня нашло тогда. Ты обиделась и правильно. Я такой дурак. Ты лучше всех девчонок. Пойдём погуляем, сходим в кино, посидим где-нибудь, поговорим. Пойдём!
— Нет, Игорь. За эти дни очень многое изменилось в моей жизни. Я встретила и полюбила другого человека. И я знаю — это серьёзно. Не просто погулять. Это на всю жизнь. Так что ты прости меня, а я на тебя не сержусь.
— О чем ты говоришь? Прошла всего неделя! Ты что, спала что ли с ним уже?
— Да. Я с ним спала. Сегодня.
— А со мной девственницей прикидывалась!
— Я же сказала: это у нас серьёзно. Он и сейчас здесь. Вот его туфли, вот пиджак. Мы с ним уже не расстанемся. Прости, но ходить сюда больше не надо.
— Жаль. Ну, ладно. Тогда я пошёл. Прощай.
— Прощай.

Лина вернулась в комнату к Гектору.

— Я всё слышал, — сказал он.
— Только не бери ничего себе в голову. Я говорила ему, а не тебе.
— А мне понравилось, что ты ему говорила. Это всё правда?
— Не время нам ещё об этом говорить. И целоваться не время. Неужели ты ещё не понял, что не надо этого делать. Но только пока. Придёт ещё время. Подожди немного.
— Но я же уезжаю скоро.
— Это не имеет значения. Мы ненадолго расстанемся. Жди очередного сюрприза. Уверена, — сюрприз будет приятный.
— Очень хочется тебе верить, моя загадочная богиня.
— Вот и верь. Всё будет великолепно. Кстати, на этой неделе у меня тоже будет куча дел. Но даже если мы не сможем увидеться до твоего отъезда, не переживай. Помни: разлука будет недолгой. А сейчас тебе пора. Ну, попробуй поцеловать меня на прощание.

Тут же раздался звонок сотового. Они засмеялись и на мгновение прикоснулись губами.

— Гек! Пулей сюда! Надо срочно получать аппаратуру, — кричал возбуждённый голос из трубки.
— Еду уже, — улыбаясь, сказал Гектор.

Увидеться они смогли только перед отъездом на вокзале.

Для Лины время разлуки не прошло даром. Она вспомнила всё, что умела и знала, научилась новому, совершила множество астральных путешествий. Кроме того, она встречалась со своим народом, исцеляя больных и гармонизируя человеческие отношения. И она ждала встречи с Гектором. Он тоже всё время думал о ней, тайно надеясь, что каким-то чудесным образом сможет увидеть её в храме.

Гектор знал уже куда ехать. Селения Лини и Нонни его группа нашла быстро, и они разбили палаточный лагерь у подножия горы. Завтра у индийцев праздник любви.

С первыми лучами солнца нарядные толпы с цветами, плодами, вином и кушаньями устремились к горе. Группа Гектора, взяв три видеокамеры, запасные кассеты и аккумуляторы, последовала за ними. Еле заметная узкая тропинка, извиваясь, круто вела вверх. Наконец они добрались и вошли в огромную пещеру. Там царило оживлённое приготовление к празднику. Расстилались ковры, скатерти с винами и угощениями; по краям пещеры разжигались костры, устраивались курильни с благовониями; всё украшалось цветами, венками, лентами и прочей мишурой. Гектору и его ребятам то и дело подносили бокалы или чаши с напитками, блюда с фруктами или сладостями. Молодые индианки строили глазки, кокетничали и откровенно заигрывали с мужчинами, обвешивая их венками из разноцветной мишуры и цветов. Они танцевали, кружились вокруг и пели песни. Веселье набирало обороты, опьяняло и захватывало в свою власть. Участники экспедиции тщательно снимали на видео убранство этой необычной куполообразной пещеры. Стены были украшены выбитыми в камне и отшлифованными до зеркального блеска колоннами и великолепными десятиметровыми статуями полуобнажённых атлетов и прекрасных женщин. Костры горели в специальных углублениях на невысоких постаментах. Дым уходил в какую-то невидимую вытяжку. Костры располагались по обе стороны гигантской статуи богини, сидящей на троне спиной к задней стене пещеры, и тянулись вдоль стен почти до самого выхода. Над головой статуи на выступе в стене располагался закрытый бутон золотого цветка, из которого должна была появиться живая богиня. Гектор крутил головой, надеясь увидеть Лину, но народу всё прибывало, веселье становилось всё шумнее, кругом образовывалось всё больше и больше влюблённых пар, но Лины так и не было видно.

Вдруг над головой статуи богини раздвинулся каменный свод, и яркий солнечный свет осветил золотой цветок и всё, что было под ним. Толпа разом ахнула и приветственно завопила. Золотые лепестки дрогнули и стали медленно раскрываться, открывая нетерпеливым взорам сияющую в солнечных лучах бриллиантовым блеском фигуру живой богини во всём своём великолепии с воздетыми к небу руками. Она плавно опускала руки, протягивая их к народу, будто желая всех обнять. Все замерли и умолкли, только наши операторы с трёх сторон в разных ракурсах жадно снимали всё, чуть не плача от восторга.

И вот уже богиня не в цветке, а медленно плывёт по воздуху, спускаясь на пьедестал к ногам статуи. Спустившись, она снова подняла руки вверх, взмахнула ими и послала всему залу воздушные поцелуи. Все склонились в поклоне. Грянула музыка, взвились высоко вверх костры, заискрились фейерверки и бенгальские огни. Люди что-то громко кричали на своём языке, обнимали друг друга от радости, били в бубны, пели и танцевали. К пьедесталу, на котором восседала богиня, подошли несколько пар молодожёнов. Линонна спустилась на нижнюю ступень, позволяя поцеловать край своего платья и посыпая их зерном и лепестками роз из чаш, поставленных сюда заранее. Потом стали приносить новорождённых детей. Она прикоснулась к каждому, погладив по головке, потрепав щёчку или подержав за ручку. Затем началось чудесное исцеление больных.

— Гектор бегал от одного оператора к другому, проверяя, как они снимают и, давая ценные указания. Закончив все дела, Линонна села на ступеньку, любуясь танцами. Платье её свисало вниз, и желающие выстроились в очередь, чтобы поцеловать его край. Часа через два она вдруг встала, подняла руки вверх и сделала ими круговое движение. Зал снова замер. И вдруг она протянула руку в направлении Гектора, будто подзывая его к себе. Толпа разом расступилась перед ним. Линонна смотрела в глаза Гектору и слегка улыбалась. Она сделала шаг назад, поворачиваясь вполоборота и жестом руки как бы предлагая ему встать рядом. А какие-то люди уже выкладывали из больших камней ступени, чтобы можно было зайти на пьедестал к Линонне.

Сердце Гектора от волнения готово было выскочить из груди. Его звала сама богиня. Это было абсолютно невообразимо. Но совсем другое не позволяло ему оторвать свой взгляд от её глаз. Это были глаза Лины, это был её смеющийся, лукавый взгляд. Он так давно жаждал его увидеть! Он так неимоверно соскучился! Но это же богиня! Как это может быть Лина? Куча разных предположений пронеслось в его голове, пока он шёл. Но сомнений не было. Это действительно Лина. Может быть это сон? Конечно, сон. Прекрасный сон. Так пусть он длится подольше.

— Лина! — почти шёпотом выдохнул Гектор, подойдя к ней вплотную, приближая всё ближе к ней своё лицо и нежно касаясь губами её губ. — Милая моя! Я так соскучился! Я люблю тебя! Ведь это ты! Ты говорила, что мы скоро встретимся, что мы будем вместе. Ведь это же не обман? Это же ты?! Даже, если это сон. Пусть даже во сне, но ты со мной. А ты меня любишь?
— Я люблю тебя, Гектор! Очень люблю. И мы будем теперь вместе.

То, что происходило, — произойти, конечно, не могло и, чтобы не сойти с ума от невероятности происходящего, он закрыл глаза и забыл на миг обо всём, кроме того, что с ним рядом Лина, что она любит его, а он любит её. Они прикоснулись губами, и пьянящий, головокружительный поцелуй понёс их в новую реальность счастья и любви. Он обнимал её за плечи, чувствуя, как её тонкие пальцы нежно прижимают его и гладят по спине. Голова кружилась. Всё вокруг качалось и колыхалось. Но ничто больше его не интересовало. С ним была его любимая, а всё остальное не имело значения. Шум праздничного веселья уносился вдаль и исчезал. Он слышал только её и своё дыхание да биение сердец.

— Я люблю тебя, Лина! Милая, родная. Я тебя очень люблю, — страстно шептал он ей, лёжа уже на непонятно откуда взявшейся кровати, целуя её волосы, лицо, руки, а затем и всё тело. Ему было всё равно сон это или реальность или он просто сходит с ума. Он снимал с неё одежды богини, обнажая свою милую родную Лину. Она наскоро сбрасывала с себя драгоценности, небрежно швыряя их в сторону, помогала ему снять футболку.

Часа через 2 - 3.

— Если бы мне сегодня утром кто-нибудь сказал, что вечером я буду плавать вместе с богиней Линонной в ванне из чистого золота в легендарном храме внутри горы, — я бы его высмеял и послал куда подальше, заявив, что этого не может быть, потому что этого не может быть никогда, — смеясь говорил Гектор, целуя Лину и поливая её водой из серебряного ковша. — И всё же, у меня никак не укладывается в голове, что ты — богиня.
— Я ещё и сама не совсем привыкла к этому. Но надо же кому-то и богиней быть. Считай, что это моя общественная нагрузка, — шутила Лина.
— А как мне объяснить всё ребятам? Они ведь снимали на видео.
— Не переживай. Они забудут то, что им не надо помнить, об этом уже, наверняка позаботились. И камеры зафиксировали не всё. И твоего отсутствия они не заметят, потому что сами разбрелись давно кто куда. Сегодня же праздник любви. Ты ведь заметил, как они переглядывались с индийскими девушками. Раньше завтрашнего вечера никто в лагерь не придёт. Так что спокойно осматривай здешние достопримечательности. Я познакомлю тебя, наконец, с Сангом. Он тебе многое ещё расскажет и чему-нибудь научит. Домой возвратишься со своей экспедицией. Я тебя встречу уже там. И не пытайся осознать всё сразу. Воспринимай это пока, как сказочный сон. Побудь немного в сказке, а потом, вернувшись к ребятам, — представь, что проснулся. Сознанию нужно время, чтобы оно смогло перестроиться, а мы его сейчас слишком нагрузили. Не забывай только, что я тебя очень люблю.
— Лина! Сегодня ведь праздник любви. Я заранее очень надеялся встретить тебя здесь и на всякий случай приготовил тебе в подарок это кольцо. Оно с бриллиантом. Надеялся тебя удивить и обрадовать. Хотя после того, что было на тебе сегодня надето...

Он дотянулся до джинсов, что-то там оторвал зубами и протянул Лине небольшой перстенёк.

— Ах! Какая прелесть! Но это же так дорого! — сказала она восхищённо.
— Да ну! После твоих драгоценностей!..
— Драгоценности принадлежат только богине, а это кольцо подарено Лине! Его может носить и богиня и Лина! Спасибо тебе огромное! Лине ещё никто никогда не дарил колец! Мне так приятно! Смотри-ка: оно мне в самый раз! — радостно воскликнула Лина, надевая кольцо на палец!
— Лина! Не знаю уместно ли будет сейчас, но я хочу попросить твоей руки! Согласна ли ты стать моей женой?
— Гектор! Милый! Как раз сейчас это очень даже уместно! Я согласна! Лина согласна! А богиню? Богиню замуж возьмут? Она ведь принародно выбрала суженого! У богини свадьба будет?
— И богиню замуж возьмём! Хоть завтра! Давай завтра! Богине-то надо выходить замуж в храме! А следующая экспедиция неизвестно когда будет.
— Значит, завтра свадьба! Только одежду тебе придётся одеть непривычную! Потерпишь? Зато ребята тебя не узнают, а видеозапись со свадьбы сделают и подарят!

Они весело засмеялись, целуясь и брызгаясь водой.

Прошло около шести лет.

— ПО-ЗДРА-ВЛЯ-ЕМ! По-здра-вля-ем! По-здра-вля-ем! — радостно скандировали Лина с Гектором, ставя перед дочкой торт с пятью зажжёнными свечками.

Она поднатужилась и задула их все разом. Под радостные овации торт разрезали и разложили по тарелочкам.

— Ух! Сегодня весь день приходится задувать свечи и есть торты! — с удовольствием проворчала именинница, наполняя рот нежным кремом.
— Сколько же раз сегодня приходилось тебе это делать? — удивлённо спросил Гектор, переглядываясь с Линой.
— В детском саду. У дяди Санга. И дома. Значит целых три раза. Но, ничего. Я хорошо с этим справляюсь. Я вообще со всем хорошо справляюсь. Воспитательница говорит, что я очень способная. Дядя Санг тоже.
— Солнышко! А когда же ты успела у Санга-то побывать?
— Во время сон часа. Но не бойтесь! Я не летала! Я просто пошла в туалет и там тихонечко дематериализовалась, а у Санга материализовалась. Он меня совсем недавно научил этому, когда я прилетела к нему на рассвете, когда вы ещё спали. Надо же было как-то возвращаться, а уже совсем рассвело. Это намного быстрее и безопаснее, если, конечно, хорошо освоишь технологию. Но я же способная! Я всё делаю на отлично!
— Ничего себе! Сюрпризы дочка нам устраивает! — в растерянном изумлении промолвил Гектор. — Кто же тебе разрешил?
— Прости, папочка! Просто мне очень-очень хотелось. Мне с дядей Сангом так интересно и хорошо. Можно я хотя бы иногда вместо детского сада буду к нему летать?
— А тебе в детском саду не нравится? — вмешалась Лина.
— Нет! Нравится! Даже очень! Там же у меня друзья! Только спать днём заставляют!
— Это не проблема. Если будешь себя хорошо вести, — я научу тебя астральным путешествиям. Тело будет спать в кроватке, а твоё необузданное любопытство будет гулять, где ему заблагорассудится.
— Ой! Мамочка! Научи, пожалуйста!
— Только, если будешь себя хорошо вести. Два месяца!
— Целых два месяца ждать? Ну, мамочка! Это же так много!
— Ну, ты же у нас провинилась.
— Хорошо. Подожду.
— И без разрешения больше никуда! — строго сказал папа.
— А с разрешением? — оживился снова лукавый глазик.
— Вот только с разрешением! — хором сказали родители, переглядываясь и снисходительно улыбаясь.

Они безумно любили свою дочурку, свою умницу и красавицу, хоть и воспитывали её в строгости, но многое ей прощали. Она, действительно была очень способной, рассудительной и не по-детски мудрой. И самое главное она уже умела любить родителей, детей, вообще людей и весь Мир, а это самое главное качество и для будущей женщины, и для богини. А сегодня пятилетняя богиня, навеселившись и наевшись вволю тортов укладывалась спать.

— Нонночка, милая моя! Ты всё ещё не заснула? Что-то тебя тревожит? —  спросила Лина, заглядывая в комнату к дочери.
— Да нет. Просто не спится. Посиди немного со мной, мамочка.

Лина села на край кровати, поцеловала дочку и, гладя её по головке, спросила:

— Что же это за мысли такие ходят, бродят в этой милой головке, спать не дают?
— Мамочка! А разве люди не знают, зачем они живут?
— Одни знают, а другие — нет. А почему ты об этом задумалась?
— Сегодня случайно увидела по телевизору кусочек фильма «Солярис», и там говорят, что это извечный вопрос, и будто никто не знает на него ответ.
— Это старый фильм. Снял его большой умница. В то дремучее время он учил людей размышлять о смысле жизни, хотя, может, и сам ещё не знал ответа на этот вопрос, но думал об этом и, возможно уже догадывался. А ты что ответишь, если тебя спросят об этом. Ты сама-то знаешь? Зачем ты живёшь на этом свете? Для чего дана жизнь?
— Для приобретения жизненного опыта, для развития души! Наша вечная душа здесь учится. Она ведь должна совершенствоваться!
— Умница моя! Конечно! Процесс эволюции должен происходить везде и в первую очередь в человеческой душе. А знаешь, почему одни люди живут хорошо, а другие плохо?

— Если нужно, чтобы душа развивалась лучше, — ей даются разные трудности. Если человек достойно справляется с этими трудностями, его ждёт удача, счастье, здоровье. Человек, любящий всех вокруг, не будет завидовать, ругаться, жадничать. У него лучше здоровье, настроение и денег на всё хватает, — важно объясняла кроха.

— Ты всё правильно понимаешь, — одобряла мама.

Лина смотрела на свою пятилетнюю дочку и восхищалась её умом и рассудительностью. Недаром воспитатели в саду предлагают показать её специалистам, чтобы перевести учиться в школу. Но зачем ей преждевременно забивать голову разными далеко не всегда верными знаниями! Успеет ещё! Та информация, которую она сейчас получает, — гораздо более чистая и гармоничная.

— Вот смотри, мамочка, — не унималась Нонна, — разве может человек быть счастлив своим богатством? Разве богатые не болеют и не умирают? Им завидуют, ещё и убивают из-за этого богатства. И жёны их часто не любят, а только вид делают, а то и ненавидят. Да и дети. Потому что они сами любят только деньги. И сколько бы они не развлекались на эти деньги — счастья все равно нет. Испытание богатством и властью — самое трудное. Но тот, кто его выдержит, — может стать по-настоящему счастливым человеком.
— Да. Всё в мире взаимосвязано. Мир — как тело человека. Если посадил в палец занозу, — всё тело страдает. Все мысли — как бы скорее эту занозу удалить. Глазки высматривают её, другие пальчики вытаскивают. Часто и другие люди помогают: мама, папа, воспитательница, соседка, а то и совсем чужой человек, оказавшийся рядом. Так и в жизни, и в семье. Мы ведь живём совсем не богато, но в любви и согласии. Лишнего не покупаем, а необходимое есть всегда. Но у нас есть любовь — а значит и счастье. Согласна?
— Да! Мы с папой тебя так любим! — девочка порывисто обняла маму и прижалась к ней.
— И я вас обоих очень-очень люблю! — прижимаясь губами к поднятому лобику, сказала Лина.
— Ты знаешь, мама, а ведь так не у всех, — сказала Нонна, серьёзно посмотрев маме в глаза. — У нас есть одна очень тихая и робкая девочка Тоня. Мама у неё всегда всем не довольна и даже улыбается как-то не по-настоящему. На дочку свою всё время кричит. Вчера, выходя из ворот садика, Тоня хотела погладить собачку Люську. Мы все всегда гладим её на прощание. Но мама ударила Тоню по руке и повела быстро вперёд. Тоня оглянулась на Люську, запнулась и упала. Её мама громко и сердито закричала и стала бить Тоню. Она заплакала. Наверное, эта женщина не знает, зачем живёт и очевидно она не очень счастлива.

— Не всем хватает мудрости быть счастливыми. Это большой труд, труд души. Её душа тоже трудится. И для Тонечки это очень серьёзный урок, её душа сама захотела его усвоить. И это достойно уважения. Не надо осуждать маму и жалеть дочку. Люби их такими, какие они есть. Это самое лучшее, что ты можешь для них сделать. Бог есть в каждом человеке. Обращайся к Богу в человеке, а к человеку — как к Богу. Если ты научишься любить людей Божественной любовью, — ты станешь настоящей богиней. Бог — это Любовь. Чем больше в тебе любви — тем больше Божественного. Учись любить. Это твоё предназначение, твой путь. А теперь — спокойной ночи! Пусть тебе снятся прекрасные, волшебные сны, полные любви и счастья. Я люблю тебя, ангелочек мой милый, — сказала Лина, нежно целуя свою маленькую, мудрую дочурку.

— Я тоже очень люблю тебя, мамочка. Ты у меня самая-самая лучшая, — прошептал засыпающий ангелочек, счастливо улыбаясь.

Комментарии
Добавить новый
+/-
Оставить комментарий
Имя:
Email:
 
Тема:
UBB-Код:
[b] [i] [u] [url] [quote] [code] [img] 
 
 
:angry::0:confused::cheer:B):evil::silly::dry::lol::kiss::D:pinch:
:(:shock::X:side::):P:unsure::woohoo::huh::whistle:;):s
:!::?::idea::arrow:
 
Пожалуйста, введите проверочный код, который Вы видите на картинке.

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."

 

Рекомендуем для прочтения

 

Главная Богиня

от Парижа до Берлина по карте Челябинской области

Фото альбом


Фото галерея


Краеведческая литература

ТОРГОВО-ИЗДАТЕЛЬСКИЙ ДОМ
«ПРИВАТ-РЕЙХ»

Отдельным, эксклюзивным направлением нашей деятельности является продажа краеведческой литературы Уральского региона. А также в нашем прайс вы найдете учебники для школ и техникумов.

г. Челябинск
ул. Короленко, д. 75-Б

Заявки
т/ф. 8(351)262-31-99
E-mail: reykh@narod.ru