От Парижа до Берлина по карте Челябинской области

Хотите узнать, откуда произошли географические названия Челябинской области?

Главная В дебрях неизведанного, или взгляд во мглу (из жизни леших).

В дебрях неизведанного, или взгляд во мглу (из жизни леших).

«Мир открыт еще не весь», — утверждают ученые. Много разговоров, споров, кривотолков ведется об НЛО (летающих тарелках), снежном человеке (лешем), полтергейсте (домовом), других таинственных явлениях, потусторонних силах. Одни в них верят, другие — сомневаются, третьи — полностью отрицают. Верить или не верить — право каждого. Но лучше всего разобраться. О некоторых загадочных фактах из местной истории хочется рассказать. Добавлю к сказанному один не слишком броский факт. В недалеком прошлом в простонародье велосипед называли лешегоном. Не странно ли?! Почему?

Раздумья о леших

«Лесной дух, хозяйничающий, по народному преданию, в лесах... Когда леший идет по лесу дозором, при его приближении шумит лес и трещат деревья. Он поет голосом без слов, бьет в ладоши, свищет, аукает, хохочет, смеется... Расставаясь с лесом, он бесится, ломает деревья и разгоняет всех зверей по норам... При наступлении зимы проваливается сквозь землю, исчезая на целую зиму, а весной опять выскакивает из земли...»

Ф. А. Брокгауз, И. А. Ефрон. «Словарь», 1896 г. (Статья «Леший»).

Детство мое прошло в Айлино. Помню убогую деревню, свою бабушку Бисерову Наталью Осиповну, которая из-за неимения обуви все лето ходила босиком, даже по лесу. Мне было около девяти лет (примерно в 1948 году), когда бабушка рассказала занимательную историю, случившуюся с ее мужем, моим дедушкой.

Рубил как-то дедушка лес на Чулковке. Солнце клонилось к закату. Надвигались сумерки. Уже низко по земле побежали длинные тени. Очищая вершинник от сучков, дедушка неожиданно почувствовал, что к нему кто-то подошел. Отставив в сторону топор и вытерев пот со лба, он вдруг увидел недалеко от себя довольно странное волосатое существо, которое в упор рассматривало его. На мгновение дедушка пришел в оцепенение, а потом проворно и поспешно перекрестился:

— Боже мой! Леший!..

Леший немного постоял, неторопливо развернулся и пошел в глубь корабельного леса. Дедушка еще долго наблюдал, как мелькал его высокий, мощный силуэт среди огромных, прямых, как пасхальные свечи, мачтовых сосен.

— Бабушка, а видел дедушка у лешего рога, копыта, хвост? — с детской наивностью спросил я.

— Леший — не черт. У него нет рогов, хвоста и копыт. Он шибко похож на большого мужика, только весь волосатый и ходит без одежи.

Трудно сказать, поверил ли я тогда бабушке, но твердо запомнил, что домовой живет в доме, водяной — в воде, черт — возле жилья, а леший — в лесу, там его место обитания. От того он и леший, то есть лесной.

В те далекие от наших дней годы встречи с лешими, домовыми, водяными, оборотнями, ведьмами, летавшими по ночам на метлах или голиках, не вызывали удивления. Люди верили в них, как в обычные вещи. И дедушка, наверное, тоже не сомневался в лешем, вряд ли задумывался над встречей с ним. Да и время для размышлений было самое неподходящее. Вскоре началась первая мировая война, затем гражданская. В 1919 году колчаковцы мобилизовали Петра Дмитриевича Бисерова в обоз, и вскоре он скончался в тифозной больнице в Новониколаевске (теперь город Новосибирск). Дедушка не дожил и до 40 лет. Я его никогда не видел и знал о нем только по рассказам бабушки.

Добавлю к сказанному, что до революции айлинские мужики лес на дрова валили на Чулковой горе за Воскресенским монастырем и речкой Иструтью. Заготовку вели летом, а зимой, когда Ай замерзал и устанавливался снежный покров, дрова санной дорогой развозили по домам. Теперь Златоустовского Воскресенского Единоверческого (православно-старообрядческого) мужского монастыря нет, а на его месте стоит небольшой поселок Иструть, названный по чистенькой горной речушке. Там и встретил Петр Дмитриевич лешего.

После 1948 года прошло много лет. И вот в 1970 году что-то подобное о лешем я опять услышал из рассказа моего тестя Степана Ивановича Нестерова.

Перед войной С. И. Нестеров работал старшим конюхом на Саткинском метзаводе. Тогда домны работали на древесном угле, поэтому завод держал много лошадей. В 1940 году Степан Иванович занимался заготовками сена для заводских лошадей на озере Зюраткуль возле Малого кыла и Москаля. Тут он и увидел высокое волосатое существо, которое вскоре скрылось в кустах.

Было раннее утро. Степан Иванович не успел, как следует рассмотреть его, не заметил, что стан был прямой, морда, как у человека, но волосатая, плечи широкие, но чуть-чуть сутулые, походка ровная. Существо, видимо, следило за балаганом, в котором спал;; рабочие, подходило к нему, но собаки учуяли, подняли лай. Больше его Степан Иванович не видел.

Но больше всего сведений о незнакомом существе я получил от айлинского пастуха Сергея Егоровича Шерстобитова. К сожалению, его уже нет в живых. Нельзя сказать, что С. Е. Шерстобитов его хорошо рассмотрел, изучил, но в его рассказах много подробностей и тонких, любопытных наблюдений. А они-то и дали повод для плодотворных размышлений.

С Сергеем Егоровичем я был хорошо знаком. Он мне даже приходился дальним родственником. Но дело не в этом. К тому времени я уже долгие годы занимался активным туризмом, часто путешествовал по Уралу, узнал много нового, занимательного. Вот он и обратился ко мне за разъяснениями о своих встречах с незнакомым страшилищем. Но я ему ничего не объяснил, хотя и предполагал, что это мог быть снежный человек. И вот почему.

В конце 50-х — начале б0-х годов в печати появились несколько сообщений о встречах со снежным человеком. В это же время вышла книга английского исследователя Ралфа Иззарда «По следам снежного человека». Я ее читал. Однако в этой книге про Южный Урал не было сказано ни одного слова. Портреты же снежного человека и лешего сходились. А потом о снежном человеке забыли на долгие годы. Поэтому я ничего не сказал о своих догадках Сергею Егоровичу. Наверное, не только ему, но и многим моим знакомым такое предположение показалось бы не просто необоснованным, а вообще химерным.

В 60 — 70-х годах Сергей Егорович пас гурты совхозного коровьего молодняка в районе Нургуша и Березяка. Места те тихие, лесные, горные, но это вовсе не райские кущи. В густых зарослях и сырых болотах в изобилии бродят лоси, шалят медведи, пугая добродушных телочек и доверчивых бычков и иногда загоняя их в непролазные топи. Леса там уремные, таежные, наполненные комариным звоном, хотя и нельзя сказать, что дикие, первобытные, так как древостой повсеместно побывали под вырубками. Но людьми посещаются редко: летом бывают иногда ягодники, грибники да лесорубы, а весной, осенью и зимой — полное безлюдье на десятки верст окрест от Сибирки до Тюлюка.

Вот тут и повстречался Сергей Егорович с незнакомым существом летом 1972 года.

Утром, когда Шерстобитов раздувал костер, чтобы согреть чай, ему показалось, что в кустах кто-то ворохнулся. Он поднял голову и в 40 — 50 метрах от себя увидел здоровое, волосатое существо, похожее на человека, но очень высокое. Страшилище (так он выразился) немного постояло и ушло за кусты. На нем совсем не было одежды, все тело было «в шерсти мышастой масти», руки тоже волосатые и даже длинноватые, туловище чуть сутулое, как у старика. Больше он его не видел. Обратил Сергей Егорович внимание на поведение собаки. Она несколько раз беззлобно тявкнула и тут же успокоилась, завиляла хвостом. Так собака лаяла только на лося да на незнакомых людей. При приближении медведя она вела себя агрессивно, свирепо, далеко выскакивала вперед и уводила зверя в сторону.

Через несколько дней Шерстобитов заметил, что в его балагане кто-то побывал. Так в Саткинском районе называют лесные избушки-полуземлянки, в которых ночуют покосники, охотники, пастухи, ягодники, грибники, лесорубы. Вещи на нарах были смещены, но ничто не пропало. Даже ножичек, топор и соль остались на своих местах. Собака заскочила в балаган вместе с хозяином, все обнюхала, но не выразила беспокойства. Однако котелок с вареной картошкой оказался пустой. Картошку кто-то съел тут же, так как на столике и на полу кое-где валялись кожурки с маленькими кусочками полураздавленной картошки. Соль даже не потрогали. Сергей Егорович знал, что люди в последние дни не приходили. Если бы сюда забрел медведь, то он обязательно что-нибудь напакостил, сломал, перевернул.

Места на Березяке малиновые. Малинники занимают огромные площади. Слияние двух Березяков — Малого и Большого — так и называют «Малиновым углом». Как-то вечером перед сумерками зашел Сергей Егорович в малинник. Ему показалось, что рядом кто-то прошел, и чья-то неясная тень беззвучно проплыла за ольшанниками. Заметил Шерстобитов, что в малиннике кто-то побывал, ел малину, хотя городские ягодники не показывались, и не слышно было их голосов. На траве были заметны чьи-то следы, примятины, но кусты стояли ровно, будто нетронутые. Медведь так себя не ведет. Он ломает посадки, любит валяться по земле.

Однажды ночью Сергей Егорович слышал шорохи рядом с балаганом. Собака проурчала, но лай не подняла и на волю не пошла. Утром огневище костра оказалось разметанным, угли остыли, а на земле остался четкий, вдавленный и очень крупный отпечаток босой человеческой ноги. Спутать было нельзя. Он явно не походил на медвежий — не было когтей, да и форма ступни не та. И еще парадокс — из-под углей и золы исчезла картошка, испеченная вечером на костре.

Встречи с волосатыми существами, издали похожими на людей, происходили и в других местах. Например, в Немецких степях, расположенных за озером Зюраткуль, между Нургушом и Уреньгой. Степи представляют собой обширные лесные поляны (горные луга) с разнотравной растительностью и с верховыми болотами. Иначе Немецкие степи называют Большекыльскими водораздельными болотами и торфяниками. Они раскинулись в верхнем течении речки Большой кыл и у западного подножья хребта Уреньги. Горные луга используются как сенокосные угодья. В степях обильно растет дикий прямой лук. К середине лета листья-стрелки этого лука становятся жесткими, твердыми, непригодными в пищу. Покосники замечали в Немецких степях каких-то незнакомых волосатых существ, которые выкапывали из земли луковицы и употребляли их в пищу. Попадались на глаза и огрызки луковиц. Пока неизвестно, какие дикие животные их едят. Это было последнее известие, поступившее мне в 1984 году. Больше ничего существенного я не слышал. Правда, были слухи, что в разные годы спорадично, мимолетом замечали леших на речке Большой Калагазе за Уваном, на западном склоне Зюраткульского хребта между Мохнатой и Голой сопками, о криках леших (чертей) возле села Меседа Катав-Ивановского района сообщал мне житель поселка Рудничного Анатолий Федорович Кутузов (рабочий Бакальской ГРП). В 1993 году М. М. Зайдиганов (из Сибирки) вспомнил, что давным-давно (после войны) видели леших на горе Свиридихе (Свиридовой релке). Всю ночь они орали, хохотали, не давали уснуть рабочим-лесорубам.

Есть и другие косвенные доказательства существования леших в Саткинском районе.

В Сатке бытует легенда о Казымовской горе. Пошли как-то девушки на эту гору по ягоды, и повстречался им шурале (леший). Девушки испугались и разбежались в разные стороны, а одна из их упала со скалы и разбилась. Но суть дела в другом. Шурале (леший) был волосатый и с рогами. Но рожки могли появиться позднее из чисто психологических соображений.

До сих пор в народе еще живы поэтические предания, в которых главными действующими лицами выступают персонажи из русской мифологии и дохристианских (языческих) религий. По словам Егора Егоровича Кутузова, старожила Катавки, в Гелином долу (долине речки Буланки, выше моста от дороги между Катавкой и Рудничным) ходит леший и бывают привидения. В Чертовом долу (долине реки Юрюзани на участке между устьем речки Буланки и бывшей деревней Петропавловкой) водятся черти, которые кричат по ночам. Бакальский краевед Е. П. Трофимов в статье «Быт, нравы, обычаи и обряды Старого Бакала» (газета «Саткинский рабочий», 1989 г.) тоже упоминал о леших: 1) «Так, по представлениям обывателей Рудничного, в лесу жил леший, хохотавший над заблудившимся человеком и заставлявший его плутать там, где, казалось, трудно заблудиться; 2) «Считалось, что домовой тешится, леший заводит, водяной топит, ведьма могла корову выдоить».

Есть ли реликтовые гоминоиды в саткинских горах и лесах? Мне кажется, что есть. И убежище они могут найти. Почему же я их не видел? Наверное, потому, что не ставил перед собой такую задачу, или просто они не попадались мне на пути. Своими же соображениями я решил поделиться не для того, чтобы кого-то ввести в заблуждение, а, наоборот, чтобы разобраться. Об их присутствии свидетельствуют факты, изложенные в моих невыдуманных рассказах о леших или волосатых существах. Теперь, когда на страницы печати выплеснулась новая волна встреч и открытий снежного человека, мне тоже захотелось высказаться, поделиться мнениями. И я это сделал. Надеюсь, я не подвергнусь остракизму.

О снежном человеке, НЛО и ноевом ковчеге

Снежный человек — пилот НЛО-гуманоид . Сущность снежного человека противоречит данным современной биологии. В рамках биологии понять этот объект нельзя, необходимо привлекать пришельцев из космоса, астральные силы, объясняя тем самым непонятное через еще более непонятное.

В. Б. Сапунов, «Снежный человек: разгадка тайны близка?»

Рассказ «Раздумья о леших» я написал осенью 1989 года. Материалы о снежном человеке накапливались в течение многих лет. Я обобщил их и сделал окончательный вывод — реликтовые гоминоиды должны быть в Саткинском районе. В первоначальном (сокращенном) виде рассказ послал челябинскому исследователю-криптозоологу Николаю Павловичу Авдееву, который несколько лет подряд искал леших в Тюменской области. Коми АССР и возле поселка Новогорного, что около Кыштыма.

29 июля 1990 года экспедиция Н. Авдеева прибыла в Сатку. Я указал на карте места возможного обитания реликтовых гоминоидов, и исследователи сразу же отправились в саткинские леса и горы. В тот же вечер по прибытию в один из указанных районов они встретили маленького лешонка, у которого ноги были словно ходули. Потом встречи с лешими повторились. Однажды снежный человек бросал в них камнями. Видели его на близком расстоянии. Замечено, что лицо чистое, темное, ноздри крупные, глаза большие, ушей не видно — заросли густой шерстью. Его рост был не менее трех метров. Довольно часто члены экспедиции находили лежки, где отдыхали лешие, крупные отпечатки босых ног, попадались шерсть, даже помет, необычно загнутые березы, которыми, по предположению Н. Авдеева, лешие метили свою территорию. Не раз по ночам исследователи слышали таинственные шорохи. Это вокруг их лагеря бродили гоминоиды, и в темноте раздавались их громкие, резкие крики: «Эй!» Еще находясь в Чертовом долу, экспедиция заметила определенные странности, происходившие в этой местности: непонятные горные шумы, неизвестно откуда исходившие, неожиданно появлялось чувство страха, тревоги, то вдруг часы ни с того, ни с сего начинали забегать вперед. Встречались и исчезающие (теряющиеся) ландшафты. Как это понимать? Пошли, допустим, члены экспедиции в одну сторону — встретилось болото. Стали возвращаться обратно по этому же пути — болота нет, а вместо него поднялся незнакомый густой лес. Люди и раньше замечали в Чертовом долу какие-то необычайные явления. Поэтому о нем ходят и сейчас любопытные байки. Иначе дол именуют Убитым, и вот по какой причине. Будто бы когда-то очень давно здесь убили какого-то странного человека, и жертва до сих пор кричит по ночам, взывает о помощи или сострадании.

Постепенно экспедиция переместилась в район Березяка и Нургуша. Признаки пребывания леших опять повторились. Именно на Нургуше леший бросал в них камнями. Но и тут странные явления не прекратились, а потом к ним добавились НЛО, которые стали появляться в ночном небе над каменными вершинами Нургуша и Ягодных гор. Члены экспедиции определили район посадки одного НЛО и обследовали его. На месте приземления они обнаружили три большие вмятины на земле, оставшиеся, видимо, от опор летательного аппарата. Тут же нашли куски каких-то незнакомых камней или материалов. Я сам держал в руках такой камешек величиной со спичечную коробку. Внешне он походил на расплавленное стекло какого-то темносургучного или зеленоватого цвета, но это было вовсе не стекло, а что-то совершенно иное, не земное, а инопланетное, космическое. Подобных минералов или горных пород я никогда не встречал ни на Урале, ни в других местах. Кроме того, «стекло», оставленное НЛО, было невероятно тяжелое.

Следует сказать о странностях на Нургуше особо. Если можно так выразиться, здесь скрестились интересы трех цивилизаций — гомо сапиенс (современного человека разумного), реликтового гоминоида (снежного человека, тупиковой ветви первобытного человека) и внеземных цивилизаций (пришельцев или инопланетян). У всех свои интересы. Зачем НЛО кружат над Нургушом? Это нам неизвестно. Почему гоминоиды освоили Нургуш? Видимо, это их меченая территория, природное убежище под здешним солнцем. Мы же, разумные люди, всегда считали своим жизненным пространством весь земной шар.

Некоторые читатели не знают, откуда появилось понятие снежный человек. Ведь есть другие, не менее выразительные термины — леший, шурале (по-татарски и по-башкирски лесной дух), пан, сильван, йети, алмас, чучунаа и др. Впервые поисками загадочного йети всерьез занялись английские и новозеландские путешественники вместе с непальцами в Гималайских горах среди снегов и ледников альпийского пояса, где были обнаружены эти следы. От английского слова «сноумен» (абсолютно точно переводится как снежный человек) и в советской (теперь российской) публицистике укоренился этот заморский термин. Понятие реликтовый гоминоид около 30 лет тому назад ввел советский ученый Б. Ф. Поршнев. Наименование это чисто условное.

Отдельные скептически настроенные читатели могут подумать: «Ну, Чернецов, ударился в брехню!» Но дело в том, что помимо экспедиции Н. Авдеева, полеты НЛО наблюдали челябинские туристы школы № 1. Кроме того, ночные странствования НЛО по саткинскому небу не раз лицезрели жители Черной речки (ПСХ АО «Магнезит»), Западного микрорайона, видели летающие тарелки в Сатке над щебзаводом, над новыми цехами АО «Магнезит», над магнезитовыми рудниками, карьерами и отвалами, в Единовере, Чулковке, Сулее, Бердяуше, на Порогах (в месте слияния Сатки с Аем), над башкирскими деревнями Асылгужино, Еланлино, Лаклы (Кигинский район).

Несколько раз НЛО наблюдали в поселке Магнитке дети местных дачников. Гигантская летающая тарелка светло-алюминиевого цвета с освещенными иллюминаторами и огнями по бортам неожиданно появлялась из-за Школьной горы, проплывала над долиной Большой Сатки и терялась за лесом в направлении течения реки. Школьной горой в Магнитке называют крутую гору, через которую идет линия электропередач от бывшей Зюраткульской ГЭС. Летающая тарелка имела форму сильно сплющенного яйца или сферического диска. Однажды НЛО подвернул к Пугачевой копани, возле которой ребятишки сидели у костра, и на минуту завис над скалой. Послышался свист, похожий на работу какого-то мощного мотора или компрессора, и, застывшие от удивления и даже страха, дети увидели, как из костра поднялась горящая головешка, взлетела вверх и непонятным образом исчезла в чреве НЛО. Затем тарелка бесшумно уплыла в сторону кладбища, и издали послышался стук падающих камней, которые сыпались на дорогу и деревья, по-видимому, все из той же летающей тарелки. Я сам не был свидетелем этого происшествия и допускаю, что случай с головешками и камнями — плод детской фантазии. Но сами появления НЛО над Магниткой — уже не фантазия, а действительный факт. Ночные полеты «тарелок» видели не только дети, но и взрослые, и пожилые.

«Чудеса» в Магнитке случаются в сумерках или ночью. Неожиданно в потемневшем небе появляются серебристо-алюминиевые летающие тарелки. Как правило, они «выруливают» со стороны озера Зюраткуль и одноименного хребта. В 1992 году магнитский дачник Федор Степанович Нестеров трижды наблюдал полеты НЛО в небе над Магниткой. «Тарелки» бесшумно планировали над Школьной горой и исчезали за Магнитским взлобком в направлении Черной речки и Большой запани. НЛО действительно походили на перевернутые столовые тарелки или вращающиеся диски (юлы). Федор Степанович отчетливо видел освещенные окна-иллюминаторы и сигнальные огни по бортам. Замечал он в окнах-иллюминаторах чьи-то лица, очень похожие на человеческие. При этом ему казалось, что они смотрели именно на него. А однажды НЛО завис над баней и не выпускал из нее одного дачника. Только откроет дачник дверь, чтобы идти домой, как НЛО садится на крышу бани. Пришлось дачнику спрятаться, отсидеться, переждать, пока «шар» не отстал от него. В этот момент от «шара» исходило сильное свечение, намного превышающее электрический свет. Все это не выдумки. И чтобы не было сомнений, приезжайте в Магнитку, проведите несколько ночей у подножья Козьей горы и Пугачевой копани. Возможно, вам удастся полюбоваться летающими тарелками и на себе ощутить дыхание иных незнакомых миров. В указанном месте вы встретите дачных ребятишек, которые там жгут костры и не первое лето следят за бездонным звездным небом, откуда, как с Луны, появляются НЛО — посланцы внеземных цивилизаций, пришельцы из необъятной Вселенной, с которыми они ждут свидания, как с реальной и вполне осуществимой мечтой.

Мне тоже однажды довелось увидеть НЛО — в августе 1990 года над озером Зюраткуль. Правда, видимость была неважная: над озером стояла какая-то мгла, будто дым лесного пожара. Место для ночлега я выбрал на берегу под елями и соснами, где обычно останавливаются рыбаки, — между последними дачами за Каменным мысом и Черным ключом. После полуночи народилась луна, и стало светлее. Неожиданно за южной оконечностью Долгого ельника появился НЛО и низко завис над озером. Из-за мглы его очертания были не слишком четкие, но все же можно было рассмотреть тускло освещенную блюдцеобразную полусферу. Потом мглу прорезал довольно яркий луч, который будто выстрелил из-под нижней плоскости перевернутого «блюдца» и уперся в озерную гладь. «Что он делает?» — подумал я тогда. Ответ я вскоре нашел в спецвыпуске «НЛО» (дайджест) рижского издания 1990 года.

Опираясь на сведения, изложенные в этом спецвыпуске, я понял, что НЛО заправлялся зюраткульской водой путем всасывания ее через луч. В дайджесте об этом сказано следующим образом: «Возможен метод (передвижения НЛО), сходный с реактивным, но бесконечно быстрый, со скоростью, теоретически приближающейся к скорости света. При этом в реакторе должно осуществляться не расщепление, а скорее слияние атомов. Для реакции необходим лишь сам сплавляемый материал и вода. Это согласовывалось бы с отчетами о замеченных НЛО, набирающих воду из внутренних водоемов». Выдержка взята из книги Чарлза Берлица «Бермудский треугольник». Вот ведь что получается!.. Оказывается, знлонавты по достоинству оценили чистую зюраткульскую воду...

Заправившись водой, НЛО поднялся над озером и по горизонтальной прямой направился к Лукашу и вскоре исчез за Нургушом.

Право же, не всем легко привыкнуть к сказанному. Но надо эту информацию переварить спокойно, не обвиняя оппонента загодя в пустословии, лжи и подлоге и не впадая при этом в нервный транс. Западный мир давно привык к сенсациям, даже спорным. Пришло время и нам уживаться в цивилизованной колее, привыкать к плюрализму мнений, к свободной мысли и большому откровению, от коих нас долгие годы оберегали, отлучали и постепенно превращали в обыкновенных болванов, идейных дистрофиков и тупых невежд.

Экспедиция Н. Авдеева достигла своего — она встретилась со снежным человеком. Таким образом, мои прогнозы или гипотезы, высказанные в «Раздумьях о леших», полностью оправдались. Удалось и сфотографировать реликтового гоминоида.Саткинцы, как и многие южноуральцы, не раз наблюдали полеты НЛО в ночном небе. В их существовании тоже нет сомнений. Но тайны леших и летающих тарелок еще не раскрыты, и их разгадку ищут ученые.

Первый в мире снимок снежного человека с очень близкого расстояния сделал сам Николай Авдеев. Случилось это в горно-таежных дебрях Южного Урала. В интервью журналисту А. Полушкину он рассказал некоторые подробности, как это было: «В полдень по звериной тропе вышел к большому бурелому, решил: обойду и вернусь к лагерю. Но не успел сделать даже нескольких шагов, валежник впереди меня зашевелился, из него поднялась серая волосатая фигура. Огромный, под три метра ростом, гоминоид замер, еще через мгновение ринулся в мою сторону. Унося ноги, я спасал единственный сделанный фотокадр». Естественно, Николай Павлович и мне подарил фотографию уральского лешего. Снимок реликтового гоминоида был показан в программе «Время» Центрального телевидения СССР. 27 октября 1990 года он попал на страницы «Комсомольской правды», а 9 ноября того же года — в газету «Комсомолец» (гор. Челябинск). Затем он появился в других советских газетах и журналах, а вскоре «портрет» южноуральского реликта перепечатали многие популярные зарубежные издания. Значит, снежный человек — не легенда. Как будто сомнений не стало — леший существует.

Но в этом сенсационном открытии угадывается еще одна большая тайна. Ее отметил Н. П. Авдеев в том же интервью А. Полушкину: «Вокруг хозяина тайги ходит немало легенд. Так одна из них о том, что гоминоида постоянно сопровождает НЛО. Николай Авдеев нынешним летом сумел сфотографировать несколько неопознанных объектов. Выезжавшая на место группа членов челябинской комиссии по аномальным явлениям также получила несколько снимков объектов и даже попала в зону так называемого электромагнитного воздействия, натолкнулась на след снежного человека и «...Какая между ними связь? Пока неизвестно. Но эта связь прослеживается закономерно и вполне синхронно: где НЛО, там и следы снежного человека. Право же, все это не так просто и к такому выводу нелегко привыкнуть.

Разговорившись с Н. А. Авдеевым и его спутником по экспедиции Сергеем Шишковым об НЛО, я невольно познакомил их с одной саткинской и бакальской легендой о таинственном колесе, которое сломалось на Суке. Суть этой легенды или рассказа очевидцев такова. Случилось это примерно в 1947 или 1948 году. Жителями Сатки и рабочими Бакальских рудников был замечен какой-то странный летательный аппарат, который кружил над Сукой. Этот аппарат походил на огромный автомобильный скат (колесо). Он спускался прямо с неба, то есть из космоса, из глубин Вселенной. Говорили, что он обычно летал только над северной частью Суки, а потом также быстро уходил обратно в небо. Потом с колесом случилась авария, и оно потерпело катастрофу, разбившись на Средней Суке в районе Луковой ложбины, расположенной между северной вершиной Суки и Каменным гребнем (высота 1134 метра). Люди ходили смотреть обломки разбившегося инопланетного корабля. По их свидетельствам, из земли торчали какие-то металлические бруски и лонжероны в виде ребер. Я же впервые побывал на Луковой ложбине гораздо позднее — в начале 70-х годов. Все обошел в этой части хребта, но ничего не обнаружил.

Но некоторые саткинцы и бакальцы рассказывали по этому поводу вовсе невероятную и совершенно другую историю. По их словам, на Средней Суке никогда не разбивался инопланетный корабль, а были найдены остатки Ноева ковчега (или большой морской ладьи), прибывшего сюда из далекой Месопотамии (Двуречья) с разными живыми тварями на борту после всемирного потопа, случившегося в 3266 году до новой эры. Первые русские летописцы начинали изложение истории России с повторения библейского мифа о том, как после всемирного потопа потомки Ноя и его сыновей расселились по всей земле, разделившись на 72 языка. Отпрыски младшего сына Ноя — Иафета поселились в Восточной Европе. Таким образом, люди заселили Южный Урал совсем недавно — около 5 тысяч лет тому назад. Краткий миг в истории Земли!.. Во всем христианском мире считалось, что остатки Ноева ковчега (ладьи) покоятся где-то на седых склонах древнего Арарата в турецкой части Армении. И вдруг оказалось, что его «ребра» найдены в Саткинском районе на Средней Суке!.. Получается какая-то мистика.

Библейский миф о Ноевом ковчеге Н. Авдеев и С. Шишков пропустили мимо ушей. Да и мне самому эта легенда казалась неправдоподобной. А вот рассказ о погибшем НЛО их взволновал, и они попросили меня показать дорогу к Луковой ложбине. Пришлось выехать к подножью Суки. На 1682 километре от Москвы и 197 километре от Челябинска автомагистрали Самара — Уфа — Челябинск я указал им тропинку, ведущую на гору Малую Суку, к вершине Средней Суки и в Луковую ложбину.

Каков же итог поисков Н. Авдеева и С. Шишкова? Нашли ли они обломки «сломавшегося колеса» или остатки легендарного Ноева ковчега? Это мне неизвестно, так как поднимались на гору они несколькими днями позднее, а в конце августа экспедиция Н. Авдеева завершила свои работы в саткинских горах и лесах и вернулась в Челябинск. О поисковых работах Н. Авдеева очень интересную статью написал журналист Ю. Емельянов. Она называется «Загадки Чертова дола» и напечатана в газете «Челябинский рабочий» за 2 октября 1990 года. О восхождении же на Среднюю Суку и в Луковую ложбину в ней не сказано ни слова. Опять загадка...

В таежных урманах

Лесовик, лешак, просто лес. Он — душа леса. Леший широко распространен. Живет преимущественно в еловых лесах. Лешие буйны 4 октября — праздник, что-то вроде дня лешего.

С. В. Максимов, «Нечистая, неведомая и крестная сила»,
1903 г.»

Эту удивительную историю слышал в 1989 году житель города Сатки Михаил Ситяшенко от одного бакальского начальника. Мне же он ее пересказал в марте 1991 года. А дело было так.

Любил этот начальник охоту. В августе, когда уже поспели предосенние грибы, он с двумя товарищами поехал в лес, чтобы побродить по окрестностям Нургуша. Свою «Волгу» серого цвета начальник оставил у знакомых в Меседе, а к Нургушу, до которого было не менее 12 — 15 километров, они пошли пешком. Где-то на полпути остановились у горного родника, перекусили и «вмазали» по сто граммов водки. Неожиданно совсем рядом из густых елок послышался громкий, твердый голос:

— Осторожнее, мужики! Здесь медведь ходит!..

Голос басил, был старческий, неприятный, будто исходил из прокуренной крепкой махоркой мужской глотки. Мужики вздрогнули, оглянулись. В чаще стояла древняя старуха с большими, зелеными, болотного цвета глазами, подернутыми белесой поволокой. Взгляд глубокий, но неясный, затуманенный. Старуха была одета в длинный сарафан старинного покроя и жилет тоже серовато-болотного оттенка. Голова была убрана платком, завязанным на затылке в плотный узел. Возле висков, ушей и на шее выбивались грязными пучками пряди седых, нечесаных волос. Не волосы, а какие-то слипшиеся космы.

— Садись, бабушка, с нами, угощайся! — пригласили ее мужики и заторопились, освобождая место за «столом».

Пока они пересаживались, старуха исчезла, будто ее и вовсе не было. И главное, не было слышно шагов, треска хвороста под ногами, шорохов. Без звука пришла, без звука и удалилась. Словно привидение... Как сквозь землю провалилась.

«Какая неприятная, подозрительная старуха! Ну прямо Баба-Яга! Лет сто будет ведьме! Даже жуть берет!..» — подумал про бабку начальник, а у самого от страха мурашки по спине побежали. Эту мысль он высказал своим товарищам. И мужикам старуха показалась необычной, фальшивой, недоброй. Видать, ходит тут не зря, не без тайного умысла.

Охотники подзаправились, но уже с подавленным настроением отправились к лесной избушке. По дороге им стало казаться, что вокруг все изменилось, стало не так, как было прежде. В избушке они оставили рюкзаки и без особого энтузиазма пошли на охоту. Ходили долго, но никакой дичи не подстрелили, а напоролись на раненого медведя, который прихрамывал на правую переднюю лапу, ломал кустарники и ежеминутно протяжно, по-человечески стонал от нестерпимой боли: «Аа-а!» Стрелять медведя не стали, пожалели его, ломанулись в глухомань и ушли подальше от больного зверя.

К ночи проголодались, а когда надвинулись сумерки, подошли к избушке. Отворили дверь и... опешили. Из темного угла на них смотрели два огромных зеленых глаза. Нет, это были не глаза, а настоящие автомобильные фары. И не смотрели, а зловеще горели. Глаза были такие же затуманенные, будто матовые, как у той бабки, которую они встретили днем у родника, и с такой же старческой, белесой поволокой. Вдруг «бабка» рявкнула, взвыла страшным медвежьим ревом «Аа-а!» и бросилась с нар прямо на них. В испуге начальник захлопнул дверь и припер ее коленом. «Медведь» взбунтовался, стал рваться наружу, давить изнутри с такой чудовищной силой, что дверь захрустела, из нее стали выпадать доски. Потом из избушки послышался еще более оглушительный, свирепый звериный рев. Начальник отскочил от двери и скрылся в лесу.

Не запамятовали мужики, как они, спасая свои души, улетучились от избушки, как 12 или 15 километров неслись без оглядки, оставив на произвол судьбы рюкзаки, охотничьи припасы и другие вещи. Потом они вспоминали и с горечью сетовали, что это был самый кошмарный день в их жизни. Вот ведь какая чертовщина приключилась с одним бакальским начальником и его друзьями в таежном урмане под Нургушом! В Меседе они сели в свою «Волгу» и, не раздумывая, сразу же уехали в Бакал.

И все же позднее осведомились о случившемся. Месединцы рассказали бакальским охотникам, что диковинные истории в тех лесах действительно случаются. Те отдаленные от Меседы горные дебри, будто заколдованные или забытые богом, хотя таежная урема почти ничем не отличается от других уральских лесов. С наступлением темноты в тайге начинают раздаваться жуткие, зловещие, дьявольские крики и вопли. В такой ситуации на людей наплывает смертельный страх, переходящий затем в тихий, немой ужас. Страх, как холодный озноб, давит из сумрачных глубин черного леса, из-под густых шатров нахмурившихся елей и пихт. Попав в непривычную обстановку, многие не выдерживают такой нервной нагрузки и стараются побыстрее смотаться, убежать из этого враждебного им, заколдованного, сатанинского места. Приезжие охотники встречали и хромого медведя, но убить его тоже не решились. Спрашивали бакальцы и о «бабке». Многие месединцы слышали о ней, но не видели воочию и не знают ее в лицо, но твердо убеждены, что подобной «бабки» в их селе нет. К тому же, местные месединские бабушки в такую даль по грибы и ягоды не ходят.

Кульметьевский шурале


Много сказок и поверий
Ходит по родной земле
И о джинах, и о пери,
И о страшном шурале.

Габдулла Тукай, «Шурале».

Роман Аглиуллин — житель города Сатки, сортировщик склада готовых изделий ЦМИ-2 АО «Магнезит», уроженец деревни Кульметьево. В Кульметьево и теперь живет его родной брат. Р. Аглиуллин часто бывает на своей родине. Он рассказал мне некоторые местные истории и занимательные предания. Случались в жизни Романа и свои демонологические события.

Однажды летней ночью шел Роман из Межевого в Кульметьево. Он слышал, что его кто-то догонял, доносились храпы лошадей, скрип телеги и крики: «Эй, поворачивай вправо!» А когда Роман приблизился к деревне, никто его не догнал, не опередил, крики прекратились, и все успокоилось. От стариков Роман не раз слышал, что возле Кульметьево в лесу иногда появлялся какой-то старик в белом одеянии наподобие савана. Встречи с ним всегда происходили неожиданно. Также быстро, незаметно старик исчезал. Поговаривали, что этот «белый старик» на самом деле был колдун или шайтан (черт). Один раз ночью Роман слышал крики шурале (лешего). По рассказам стариков, шурале чаще всего водятся возле болот. Лешие гнут молодой осинник, сдирают и обгладывают сочную свежую кору с вершинника и веток. Но столкнуться с лешим Роману пришлось прямо в самой деревне Кульметьево. Случилось это примерно в 1953 — 1954 годах.

Известно, что в центральной части Кульметьево раскинулось болото. Оно лежит на участке между пилорамой и школой. Шел как-то Роман по болоту. В нескольких метрах впереди него шагали в том же направлении два молодых парня. Неожиданно парни остановились, замерли, будто вкопанные, а потом вдруг бросились бежать в разные стороны. Мгновенно их не стало, как ветром сдуло. И тут Роман заметил, как из болотных кочек поднялось громадное темное существо и очень быстро побежало в противоположную от него сторону. В этот короткий миг Роман успел приметить, что лицо странного существа или незнакомого чудища было продолговатое, совершенно черное. Оно поблескивало, как начищенное кремом голенище хромового сапога, или было покрыто лаком. Позднее Роман понял, что это был шурале. Шурале быстро удалялся. Нельзя сказать, что леший просто бежал. Он стремительно катился по земле, как сплошной темный клубок или ком. Невозможно было различить ни рук, ни ног, ни туловища, ни головы, так как их скрывала трава. Клубок двигался неудержимо, экспрессивно, напористо. В считанные минуты и секунды леший пересек болото, проворно одолел крутой каменистый склон Косой горы (Косого гребня) и растворился в красивой белоствольной березовой роще. Больше Роман шурале не встречал, хотя в Кульметьевой и ее окрестностях бывал часто.

Козье болото


4 сентября.
Агавон — рыжа борода,
Иди — не знаю куда.
Говорила Тома:
«Не бегай из дома,
Нынче лешак
За нос водит...

Т. И. Смертина, «Марья — зажги снега», 1982 г.

22 августа (4 сентября) — Агафон Огуменник. Ночь под Агафона отличается, по поверьям крестьян, проделками леших: «На Агафона леший из лесу в поле выходит, — бегает по селам и деревням, раскидывает снопы по гумнам и вообще творит всяческие бесчинства. Для предупреждения потехи лешего в ночь на Агафона крестьяне сторожили гумна в тулупе наизнанку, с кочергою в руках: при такой предосторожности ни один леший не решится подойти к загороди.

Г. Д. Рыженков, «Народный месяцеслов», 1992 г.

Свое название болото получило по месту обитания в прошлом диких коз — косуль. Собственно, они и теперь еще полностью не перевелись, хотя и стали редкими. В недалекую старину болото было топким, труднопроходимым. Сейчас оно изрядно высохло, стало более доступным. Болото находится на восточной окраине Романовки. Начинается оно около деревянного Романовского моста через реку Сатку и тянется вдоль левой стороны дороги, которая идет в Пороги.

Не так давно романовские старожилы поговаривали, что в Козьем болоте кто-то похаживает, по вечерам оттуда доносились чьи-то пугающие крики и свисты. В 1988 году автор этой статьи находился на лечении в Челябинской областной клинической больнице № 1. В одной палате со мной лежал старичок из Бердяуша по фамилии не то Сухов, не то Сычев. В годы войны этот Сухов или Сычев работал углежогом на Романовских печах. Тогда с ним и произошел любопытный случай, который запомнился ему на всю жизнь. Однажды летним вечером, возвращаясь с рыбалки, он столкнулся в чаще у Козьего болота с сильно большим черным человеком и от неожиданности был крепко напуган. Неизвестно, жив ли теперь бывший романовский углежог, В 1988 году его здоровье не внушало надежд. Поэтому узнать подробности той давней встречи с черным человеком нам едва ли когда удастся. И еще Сухов или Сычев говорил, что с тех пор он стал обходить Козье болото стороной. Иногда по вечерам или ночью он слышал, как из ольшаниковой уремы доносились чьи-то дикие крики, от которых на душе возникала тревога, становилось тоскливо и тошно. Можно лишь сделать предположение, что в Козьем болоте у Романовки сравнительно недавно жили (а, может быть, и теперь живут) лешие.

Келья

Эта местность находится у перелома, возле северного окончания Чулкова хребта, там, где он близко подходит к Дю, в так называемом Втором ельнике. Ниже Второго ельника, на восточном склоне горы, начинается исток Второго ключа. Согласно преданиям, в старину в этой местности жили монахи-келейники (единоверцы, староверы или кержаки). Кельи появились тут вовсе не случайно. Сравнительно недавно на другой (западной) стороне хребта, на правом берегу речки Иструги стоял известный тогда на всем Южном Урале Златоустовский Воскресенский Единоверческий (православно-старообрядческий) мужской монастырь, основанный в середине 18-го века по соизволению юрюзанских и катав-ивановских заводчиков И. Б. и Я. Б. Твердыше-вых и И. С. Мясникова. Согласно сообщениям местных жителей, монашеские кельи были расположены среди кварцитовых россыпей. Еще в 30-х годах нашего века в одной из келий ютился одинокий старик-отшельник. Эти россыпи представляют собой груды кварцитовидных песчаников (кварцитов), имеющих вид курганов или рассыпавшихся каменных массивов (останцев). Камни крупные. Между ними имеются значительные пустоты, ходы, коридоры. В них монахи-келейники устраивали свои жилища. По рассказам старожилов, во внутренность одного из курганов даже была сделана входная дверь. Теперь этот курган кем-то поврежден, расковеркан. По месту нахождения в прошлом монашеских келий и местность сейчас именуют Кельей. В старину (после 1910 года) возле Кельи велись разработки кварцитовидных песчаников, которые использовались на заводе «Пороги» для выплавки ферросилиция. Порожский завод, основанный в 35 километрах от Сатки Уральским электрометаллургическим товариществом графа А. А. Мордвинова, графини Е. А. Мордвиновой, барона Ф. Т. Роппа и А. Ф. Шуппе, стал первым в России предприятием отечественной ферросплавной промышленности. Старые выработки (каменоломни) и теперь хорошо заметны. Второй ключ впадает в реку Сатку, являясь ее левобережным притоком. Он пересекает дорогу, идущую из Романовки в Пороги около горы Баранихи. Примерно в начале б0-х годов в районе бывшей деревни Рябиновки (она стояла в устье реки Сатки, на левых берегах Сатки и Ая),

Второго ключа и Кельи стали пасти скот пастухи Айлинского совхоза. Эти пастухи не раз рассказывали порожским и романовским жителям, что возле Кельи и Второго ключа они неоднократно замечали каких-то лохматых чертей, которые быстро убегали в болота. В верховьях и средней части Второго ключа небольшие болотца и сырые луга действительно есть. Иногда по ночам со стороны болот доносились дьявольские крики и свисты. Вероятно, это лешие подавали свои голоса.

Лешачьи болота


Краснобороды там тетерева,
И дремлет леший на болотной кочке,
Там в темных дебрях нежный колокольчик,
Плакун-цветок и одолень-трава.

А. В. Куницын, «Кладовуха».

22 мая 1991 года сулеинский житель Александр Григорьевич Шаламов надумал закоптить свиное сало, оставшееся после зимы. Ради этой цели он сел за руль мотоцикла и поехал за ольховыми дровами на речку Хуторку, которую за Сулеёй пересекает грунтовая дорога, идущая в Тельман, Чулковку и Романовку.

Ольховых валежин и орясин на Хуторке полным-полно. Место сбора Шаламов выбрал близко — всего метрах в 500-х от мостика вверх по речке. Тут и стал готовить дрова, быстро орудуя топором. Вскоре работу закончил и засобирался домой.

Время клонилось к ночи. Уже сумерки дали о себе знать. И тут в кустах кто-то громко крикнул: «Вау-вау!» с ударением на «а».

«Собака чья-то заблудилась», — подумал Александр Григорьевич, привязывая дрова к багажнику.

Крик опять повторился, и по интонации Шаламов понял, что это вовсе был не собачий лай.

«Кто же это?» — подумал Шаламов, а сам тем временем забрел поглубже в кущи и затаился.

И тут он увидел, как в просветах между ольховыми стволами на расстоянии примерно 25—30 метров от него появилось очень высокое (выше 2,5 метров) человекоподобное существо или животное. Стан прямой, несколько сутулый, весь покрыт бурой шерстью. Существо передвигалось быстро. Раза два или три оно останавливалось, при этом издавало тот же крик «вау-вау!», смотрело по сторонам, оглядывалось назад. Но оно поворачивало не одну голову, а все туловище. Далее за ольшаником открывалось небольшое полузасохшее болотце с осоковыми кочками. Туда и направилось волосатое существо. Через считанные минуты его не стало.

«Вот он какой, леший!» — догадался удивленный и несколько озадаченный Шаламов и настороженно попятился к мотоциклу. Больше он лешего не видел.

На этом эпизоде можно было бы поставить точку, но припомнилась более ранняя местная история.

Еще сравнительно недавно, в 20 — 30-х годах, в окрестностях Сулеи, по берегам Ищельки, Хуторки, Цепиловки и Тюбелясского ключа стояло несколько хуторов. По этой причине одну из речек так и назвали — Хуторка. Позднее хутора разорили, а жители разъехались. Местность возле речек сырая, изобилует мелкими болотами. Прежние хозяева хуторов рассказывали, что по ночам они часто слышали, как с болот доносились жуткие, пронзительные крики леших, от которых мороз продирал на спине кожу. Были случаи, когда лешие приближались к их домам, хозяйственным постройкам и, как призраки, маячили в молочно-белых утренних туманах. Естественно, их пугались. Поэтому и окрестные болота хуторяне называли Лешачьими, а одно маленькое болотце, раскинувшееся за Цепиловкой, нарекли Весовым. Так, что лешие — старые обитатели сулеинских болот. Они и теперь еще, видимо, живут в своем маленьком «лешачьем» царстве или краю, в чем зримо убедился местный сулеинский житель Александр Григорьевич Шаламов. Леших тут, надо полагать, немного — единицы. Поэтому не надо мешать им жить, не надо вторгаться в их среду. Пусть они мирно сосуществуют с нами на просторах своей маленькой вольной болотной природы. Лешие сами обойдут нас стороной.

О леших, которые жили в Лешачьих болотах, я узнал еще в детстве. Поводом для познания истины послужило рядовое происшествие. Случилось оно примерно в 1950 — 1951 годах. Тогда в третьем, четвертом и пятом классах я учился в Златоусте в школе № 8 и жил с матерью на Татарке, по улице Первой Нижне-Заводской в холодном, сыром подвале.

Как-то с наступлением летних каникул из Айлино за мной приехала моя бабушка Бисерова Наталья Осиповна. На вечернем поезде мы отправились в Сулею. Приехали уже ночью и в потемках пошли к дальней бабушкиной родственнице Марии Дорониной, которая жила возле ключей (теперь улица Ключевская). Там и заночевали.

Едва забрезжил рассвет, и за окнами в палисадниках запели соловьи, бабушка поднялась и стала меня будить:

— Витька, вставай! Уже светло...
— Да куда ты торопишься, Наталья? Еще рано... На леших ведь наткнетесь! Они как раз в эти часы по болотам возле речки ходят... — не отпускала ее Мария.

Но бабушка не любила долго спать, и вскоре мы, попив чаю без сахара, отправились в Айлино.

Автобусы тогда не ходили, и мы, как положено всем бедным русским людям, поплелись в свою деревню пешком, до которой было 15 километров. Пошли прямиком — через речку Ищельку и болотистые луга, чтобы сократить расстояние и быстрее попасть на трактовую дорогу, идущую через Тюбелясский мост возле нынешней бензозаправки.

Солнце еще не поднялось. Вдоль Ищельки, как древесный дым, курились влажные голубые туманы. По росистой траве прыгали чибисы, порхали горлицы, резвились скворцы, и где-то в укромной заводи тихо крякали дикие утки.

Вскоре за околицей показалась урема. В ольшанике заплескалась вода, и неожиданно над нашими головами раздалось громкое хлопанье крыльев, а затем послышался треск веток. Сверху, как дождь, посыпались листья. Огромная птица, разбудив утреннюю тишину и изрыгнув жуткий утробный крик, скрылась в густых кущах. Это был филин. Видимо, он ловил рыбу в мелководной Ищельке и не заметил, как мы вплотную приблизились к нему.

— Господи Иисусе! Вот ведь как напугал меня нечистый дух!.. — перекрестилась бабушка. — А я подумала, что это леший...

В те далекие годы я не придал этому происшествию никакого значения и почти совсем забыл эпизод, случившийся в детстве. Но через много лет понял, что о леших знали давным-давно, многие признавали их всерьез, но постепенно стали забывать. И я тоже. Правда, совсем леших не успели забыть, а теперь о них опять вспомнили и заговорили. Вот и мне через много лет пришлось вспомнить о филине, который напугал нас с бабушкой на Ищельке, и которого бабушка чуть было, не приняла за лешего.

Свист на поляне

Автор этой статьи уже сообщал, что в мае 1991 года сулеинский житель А. Г. Шаламов возле речки Хуторки неожиданно столкнулся с лешим. И вот оказалось, что встреча с удивительным и загадочным животным была не последней.

8 октября Александр Григорьевич появился в Сатке со свежим известием — совсем недавно в окрестностях Сулеи таинственного лешего повстречал другой местный житель — Устюгов, который живет по улице Ключевской, недалеко от Сулеинского участка Саткинского леспромхоза. Естественно, я попросил А. Г. Шаламова сходить к Устюгову и расспросить о случившемся. Но Шаламов наотрез отказался сделать это, сославшись на работу и большую занятость по благоустройству собственного дома.

Упомянутое сообщение о новой встрече с лешим поступило довольно быстро после сравнительно недавней публикации в газете «Саткинский рабочий» моей короткой статьи «Лешачьи болота». И это насторожило меня. «Уж не разыгрывают ли меня? Может, это просто утка? Что подумает обо мне Устюгов? Пойдут потом разговоры, что приезжал, мол, из Сатки какой-то дебил...» — засомневался я в тот момент. Но 9 октября без особой надежды на успех я все же поехал в Сулею и, сойдя на сулеинском автовокзале, направился со своей проблемой на Ключевскую улицу.

Улица оказалась коротенькой, застроенной деревянными домиками с непременными крохотными палисадниками, в которых увядали последние в том году яркие осенние цветы — астры, георгины, мальвы, бальзаминки, календулы, гвоздики. Она расположилась вдоль русла неглубокого оврага или лога, по которому струится чистый горный ключ. Отсюда, видимо, и пошло название улочки — Ключевская. У левого борта оврага я увидел изумрудно-зеленый конус высокого кургана. У его подножья по желобам текла родниковая вода. Прямо за курганом начинался лес, а по логу темнела густая ольшаниковая урема, в зарослях которой рождались многочисленные звонкие ручейки.

— В котором доме живет Устюгов? — спросил я первую встретившуюся мне женщину.
— Василий Степанович живет за этой шишкой наискосок, в пятом доме от угла переулка, — охотно ответила женщина, и по тону ее речи я понял, что Устюгова здесь хорошо знают и уважают.

У меня как-то сразу отлегло от сердца, и я уверенно заторопился по указанному адресу.

Дом за шишкой (т.е. за зеленым курганом) я разыскал с первого захода и сразу же представился хозяину.

Хочу коротко рассказать читателям, что Устюгов Василий Степанович поселился в Сулее в 1943 году, более 40 лет отработал на железной дороге, в основном на автоблокировке. Дом, в котором он живет с семьей, построил сам в 1957 году. Устюгов оказался очень вежливым и обходительным собеседником. Поэтому наш разговор стал весьма обстоятельным и продуктивным.

Чтобы снять неопределенность своего положения, я в двух-трех словах объяснил цель моего визита и тут же задал мучивший меня вопрос:

— Василий Степанович, я слышал разговор, что недавно вы видели лешего. Скажите, правда ли это?
— Правда, — заулыбался Василий Степанович. — Только видел лешего я не один, а с соседом Антоном Кондратовичем Альбертом. Он живет рядом, вот в этом переулке, за моим домом. Но Антон сейчас на работе.

— А как это случилось и где?
— А случилось это за нашими ключами, — и Устюгов показал рукой на лес и ольшаниковые уремы. — Сколько я тут живу, все мои соседи пасут скот за этим лесом, на поляне. Сычевкой эту поляну зовут. Туда гоняем коров и телят до самого снега. Было это, кажется, в субботу 28 сентября часов в семь вечера. Сейчас ведь рано темнеет. Уже сумерки подбирались. Пошел я за коровой и вскоре увидел ее на Сычевке возле леса. Тут же недалеко в кустах другая скотина кормилась. Когда до коровы осталось метров 150, я услыхал свист. Неожиданно из кустов проворно выскочил какой-то здоровый, сильно высокий, с ног до головы черный человек. За считанные секунды он просквозил возле коровы и исчез в лесу. Хотя было не так уж темно, я не успел как следует разглядеть его и сообразить, кто это был. Не мешкая и не раздумывая долго, я направился в то место, откуда донесся свист, и на противоположной стороне кустов увидел своего соседа Антона Кондратовича Альберта.

Он кругами расхаживал по поляне, держа в обеих руках длинный шест и махая им над головой то в одну, то в другую сторону. На кончике шеста болталась Антонова фуражка светло-кофейного цвета.

— Ты что, Антон, делаешь? — не поняв в чем дело, спросил Василий Степанович.
— Летучую мышь гоняю. Вот привязалась ко мне. Так и норовит в голову вцепиться. Один раз так по макушке когтями процарапала, будто каленым шилом провела.

Устюгов посмотрел вверх и действительно в поблекшем вечернем небе увидел летучую мышь, которая виртуозно, как большая, необыкновенно элегантная бабочка, порхала возле фуражки и старалась всадить в нее свои крепенькие, крохотные и остренькие, как мелкие иголочки, хищно растопыренные коготки.

— Это ты свистел? — спросил Василий Степанович соседа.
— Я, — ответил Антон Кондратович.
— А зачем? Антон Кондратович помедлил, а потом как-то сконфуженно сказал:
— Вот я тебе сейчас что-то скажу, а ты не поверишь...
— Ну, говори...
— Понимаешь... Вот пришел я за коровой, нашел ее, хотел домой гнать, а тут привязалась ко мне летучая мышь. Фуражка-то светлая, она и липнет на белый цвет. А тут кто-то в кустах как засвистит... Я подумал, что кто-то из соседей корову ищет, взял и тоже свистнул. А потом смотрю, из кустов выскочил какой-то здоровый, страшный, сильно высокий, весь черный мужик. Он быстро пролетел около меня и скрылся в твою сторону.

— Я видел его. В чем он был одет? В пиджаке?
— Никакого пиджака я не заметил. Никакой одежды на нем не было.
— А он был на четырех ногах или на двух?
— Какие там четыре ноги?.. На двух ногах он был...

Поговорили, поудивлялись Устюгов с Альбертом насчет «черного мужика» и погнали коров домой по знакомой тропинке. На этим все и закончилось.

В конце рассказа я спросил Василия Степановича:

— Скажите, а как вы догадались, что на Сычевской поляне встретили именно лешего?
— Сейчас частенько стали писать о снежном человеке. Вот на него я и подумал.
— Вы ведь давно здесь живете. Доводилось ли вам раньше слышать разговоры о встречах с лешими в окрестностях Сулеи?
— Нет, раньше не слыхал. А вот недавно услышал от своей внучки. Она приезжала, когда был последний выходной. Учится внучка в третьем классе, живет в Новой Пристани. Конечно, я рассказал ей (да не только ей, а всей родне) о встрече на поляне. Она внимательно выслушала и удивленно сказала: «Дедушка, я слышала, что на Блиновке часто видят лешего!» Дело в том, что в новопристанинской школе учатся блиновские ребятишки. Они и разнесли весть о своем, блиновском, лешем, которого кто-то заметил. Больше я ничего другого не знаю. Лучше вам самим съездить в Блиновку, где бокситы добывают.

Но о блиновском лешем ничего выяснить не удалось. Было бы, конечно, любопытно узнать о нем от очевидцев. Желательно, чтобы они сами рассказали об увиденном читателям на страницах местных газет.

Есть и другие косвенные доказательства пребывания леших в сулеинских лесах. Летом 1991 года на покосах некоторых сулеинцев были замечены определенные странности, которые раньше не наблюдались. На покосе Юрия Зуева (он сосед А. Г. Шаламова), который страдует на северном склоне Сулеинского хребта, возле 1871-го километра ЮУЖД, однажды кто-то съел оставленную на ночь вареную картошку, выпил молоко и полностью употребил недоеденную похлебку. У соседа Ю. Зуева по покосу — Петра Щербинина — тоже оказались съеденными продукты, которые он берег как запас впрок на сенокосное время.

По Сулеинскому тракту

В июне 1991 года Алексей Александрович Наскин (директор Саткинской реалбазы хлебопродуктов) ехал на мотоцикле «Урал» из Сулеи в Сатку. В люльке сидела его жена. Близился закат, хотя было еще светло. Солнце спряталось за высокую Малиновую гору (Малый Кукшик), отчего в долине Ищельки раньше обычного сгустились сумерки, и наступала ночная прохлада.

Впереди мотоцикла двигался «москвич», за ним —«жигули». Неожиданно «москвич» почему-то остановился, и две сидевшие в нем на заднем сиденьи женщины так и прилипли к левому боковому стеклу. «Жигули» стали объезжать «москвича». За ними последовал и А. А. Наскин на своем «урале». Тут сидевший за рулем «москвича» водитель махнул рукой влево, как бы говоря и одновременно показывая проезжавшему мимо него А. А. Наскину, посмотри, мол, кто там стоит за дорогой. А. А. Наскин сразу же посмотрел туда, куда ему показали. Жена Алексея Александровича тоже обратила внимание на жест из «москвича» и повернула лицо в указанную сторону. То, что они увидели на зеленой поляне возле ольшаников, им, наверное, запомнилось на всю жизнь.

Метрах в восьми от обочины дороги в зарослях кипрея (иван-чая), лабазника (таволги) и кустов серой ольхи стояло какое-то волосатое человекоподобное существо. Одежды на нем никакой не было. Как запомнилось А. А. Наскину, волосы на его голове были не слишком темные, как бы с проседью, а на теле — не слишком густые. Одна нога была скрыта в траве по пояс, другая была видна лучше. Руки длинные, почти до колен, тоже волосатые. Из-за густой шерсти лицо рассмотреть не удалось. Рост определить было трудно, но все же было понятно, что он высокий. Лесное чудовище являлось мужской особью. У него отчетливо был заметен половой отросток. Волосатое существо медленно поворачивало голову то вправо, то влево, как бы следя за проходившим дорожным транспортом. Наскины долго удивлялись странному виду незнакомого существа. Они так и не поняли, кого видели, — человека или нечеловека.

Случилось это за вторым поворотом после Сулеинского железнодорожного моста, недалеко оттого места, где речка Ищелька, стекая с западного склона Сулеинского хребта, пересекает дорогу перед крутым взлобком на подъеме к Калым-горе. Осенью 1991 года тут же перевернулась автомашина с прицепом, перевозившая трактор, и долго потом валялась вверх колесами.

Этот рассказ я (В. П. Чернецов) услышал от А. А. Наскина 18 марта 1992 года. Я высказал предположение, что этим существом мог быть снежный человек (леший). На это А. А. Наскин парировал: «В леших я не верю, но и не могу понять, кого я все же видел».

Чертов лог и Чертов мост

Чертов лог — долина речки Ищельки. Эта речка сливается из нескольких родников. Наиболее значительные из них — Сухарин и Татарский. Ищелька берет свое начало из-под большого камня — скалы. Лог образуется на западном склоне Сулеинского хребта из коротких лесных оврагов, недалеко от Мокрых степей (горных лугов) и выходит к Сулеинскому железнодорожному мосту.

Т. С. Дорогова о Чертовом логе донесла до меня интереснейшие сведения. В верховьях он довольно глубокий, глухой, зарос кустарниками и деревьями, есть болотца. Раньше семья Тамары Семеновны держала покосы в верховьях этого лога, у Мокрых степей. Много раз она замечала, что с наступлением сумерек в логу творилось невообразимое — раздавались страшные крики, вопли, от которых становилось жутко, и стыла в жилах кровь. Соседи-покосники не переносили этих дьявольских шумов, бросали работу и спешили на Сулеинскую дорогу, а затем домой — в Сулею. Ночевать на покосах боялись, никто в лесу не оставался. Поэтому бежали толпами через покос Т. С. Дороговой — тут проходила тропа и было более удобное место. Покосники объясняли причину бегства криками «чертей». По этим дьявольским крикам и лог издавна зовут Чертовым. По этой же причине один из деревянных мостиков нарекли Чертовым или Страшным. Он тоже находится недалеко от Мокрых степей. Попасть к нему можно по лесной дороге со стороны Калым-горы (Сулеинского перевала). Т. С. Дорогова по своим убеждениям была и остается атеисткой марксистско-ленинского толка. Поэтому она не верила ни в каких чертей — ни в рогатых, ни в комолых (безрогих). Она искренне считала, что в глухих уремах лога подавали свои звериные голоса не черти, а медведи. Следует отметить, что медведи в тех местах действительно водятся. Иногда они гуляют по покосам и даже забираются на зиму в стога сена, устраивая в них берлоги. Наверное, подлинных чертей кто-нибудь видел, но Тамаре Семеновне это не удавалось. Но если подойти к данному вопросу более степенно и взвешенно, то наиболее вероятной покажется другая точка зрения — в логу орали не черти, не медведи, а лешие. Ведь А. А. Наскин в июне 1991 года видел не черта, а именно лешего, но только не в верховьях Чертова лога, а в средней его части, у Сулеинского тракта. Видимо, леший приходил сюда со стороны Мокрых степей.

О Татарском и Сухарином родниках следует сказать особо.

Татарский родник — один из истоков речки Ищельки. Берет начало тоже недалеко от Мокрых степей и Сухарина родника. По сведениям местных жителей (и Т. С. Дороговой тоже), возле этого родника в старину держал сенокосные угодья один сулеин-ский татарин, где он и был убит при невыясненных и довольно таинственных обстоятельствах. Отсюда и название родника — Татарский. Есть предположение, что его убил леший (или черт, как говорят сулеинцы) во время непредвиденной, случайной встречи, т. е. покосник и леший столкнулись лицом к лицу неожиданно друг для друга. При стечении таких обстоятельств, видимо, и произошла эта трагедия.

Сухарин родник, как и Татарский, — один из истоков речки Ищельки. Назван по фамилии Сулеинского купца Сухарина, который еще в дореволюционную эпоху держал возле него охотничью заимку (дом). О Сухарине роднике (ключе) я (В. П. Чернецов) слышал давно, но место его нахождения не запомнил. Спустя много лет, Т. С. Дорогова исправила мой давнишний огрех. И исправила своевременно, удачно, как нельзя кстати. Ее подсказка навела меня на более серьезные размышления, и даже маленькие открытия. Впервые о Сухарином роднике примерно в 1965 — 1966 годах рассказал мне знакомый электромонтер из Покровки Федор Казанцев. (Покровка находится в 8 км от Сулеи на железной дороге в Уфимском направлении). Ф. Казанцев же этот рассказ слышал от своих родителей. Печально, но знакомого электромонтера уже давно нет в живых. В свое время с Ф. Казанцевым я работал в системе «Челябэнерго», и по долгу службы мы изредка встречались. В одной из бесед он рассказал о купце Сухарине, у которого в Сулее был выстроен роскошный дом, а в этом доме на стене в барской спальне висела огромная, волосатая «чертова шкура». Этой шкурой Сухарин любил похвалиться во время праздничных застолий перед заезжими друзьями и знакомыми купцами. А убил Сухарин «черта» на своей заимке, на Сулеинской горе, возле родника, который теперь зовется его именем. И еще один штрих — почуяв запах «чертовой шкуры», сухаринские собаки начинали дрожать от страха, выть и рваться из дома на улицу. Можно с уверенностью заключить, что сухаринская «чертова шкура» могла оказаться вовсе не чертовой, а лешачьей. И убил Сухарин лешего именно в верховьях Чертова лога, где и теперь бродят реликтовые гоминоиды, пугая по вечерам сулеинских покосников. Следует заметить, что некоторые породы собак лешачий дух не переносят, смертельно боятся его и убегают от леших прочь, будто ошпаренные кипятком.

В мае 1992 года Н. П. Авдеев с целью определения мест обитания леших исследовал верховье Чертова лога. Побывал он и у Чертова моста. По этому случаю он сообщил мне: «Чертов мост мы нашли. Тут и ночевали. Разговаривали с пастухами. Они подтвердили, что у этого моста бывают всякие чудеса — видения и крики. Но мы ничего не слышали и не видели».

В 6 км от Сулеи, в уфимском направлении, находится железнодорожный мост через речку Каменку, сбегающую с западного склона Сулеинского хребта и впадающую в реку Ай. Каменский мост очень красивый, запоминающийся. Его каменные приколы и держащие опоры сложены из тесаных блоков красноватого цвета, выполненных новопристанинскими каменотесами из прочных кварцитовидных песчаников, добытых в ваняшкинских каменоломнях. Мост сооружен в 1888 году при прокладке Самаро-Златоустовской (ныне Южно-Уральской) железной дороги, «главным строителем» которой был замечательный инженер-путеец Н. Г. Гарин-Михайловский. Выше моста речка Каменка течет в глубоком горном ущелье, разделяющем северный торец хребта Кукшик и гору Малый Кукшик (Малиновую). Места здесь довольно глухие, особенно в верховьях Каменки, берега которой во многих местах сырые, есть небольшие болота. Покосные угодья содержат там в основном сулеинские жители, которые неоднократно слышали по ночам чьи-то довольно необычные, жуткие крики и свисты. Некоторые покосники верят, что там живут черти. Надо полагать, что живут в болотистых уремах речки Каменки все же не черти, а лешие.

В болоте

Евгений Петрович Коляскин — житель Сулеи. Он работает приемосдатчиком на станции Сулея. В его распоряжении находятся два деревянных пакгауза, которые стоят рядом с Сулеинским вокзалом, и угольные склады.

Это случилось в июле 1992 года. Однажды под вечер Е. П. Коляскин возвращался домой со своего покоса, который он выкашивал недалеко от речки Хуторки, севернее полотна железной дороги и примерно в 2 — 2,5 километрах от восточной окраины Сулеи. Местность возле покоса изобилует мелкими болотами и мочажинами. Путь к дому тоже проходил около болота. Тут Евгений Петрович обратил внимание, что болото, раскинувшееся рядом с его покосом, кем-то истоптано, тростник помят, изломан, а в одном месте устроена большая лежка. «Лось что ли ходил?.. Но лоси лежки в болоте не делают!.. — подумал он и решил идти напрямую, через болото, сократив путь.

И вдруг метрах в 5 — 10 от себя он увидел огромное человекоподобное существо, которое стояло среди тростника (а это растение выше человеческого роста) и болотных луж. Оно было покрыто густой коричневатой шерстью, морда тоже заросла волосами, но более редкими. Существо смотрело на него спокойно и не предпринимало никаких враждебных действий. От неожиданности Е. П. Коляскин так испугался, что мгновенно выскочил из болота и вскоре оказался на железнодорожном насыпи. Больше он лохматого существа не видел.

— Я раньше не верил в леших. Думал, что все люди выдумывают. Теперь сам убедился, что они есть, - рассказывал позднее Е.П. Коляский сулеинским жителем.

Его рассказ услышал А.Г. Шаламов. От него и я узнал о суленском лешем.

Айлинский леший, или «привидение»

4 сентября 1997 года мне позвонил мой старый знакомый В. А. Сухоруков (редактор газеты «Саткинский рабочий») и сообщил, что его мать видела на покосе лешего. Покос Нины Петровны Сухоруковой находится на восточном склоне горы Тырнаклин, недалеко от пахотного поля, именуемого «Штанами». Раньше на вершине Тырнаклина возвышался деревянный маяк (геодезический пост или триангуляционный знак). Он давно сгнил и раз рушился. Тоже недалеко от сухоруковского покоса, в одном из карстовых провалов, находится так называемая Охотничья пещера. Это уже ближе к бывшей 3-й бригаде. Вместе с Ниной Петровной на покосе была какая-то баба Настя, но она лешего не видела.

Это известие взволновало меня. К сожалению, никаких подробностей Виктор Александрович на запомнил. Только упомянул, что бабы сильно перепугались. Поэтому ехать за подробностями мне пришлось в Айлино, что я и сделал 3-го октября.

У Нины Петровны было три небольших покоса, и все располагались в разных местах. Последний, третий покос, находился на Тырнаклине, чуть повыше «Штанов». Ниже покоса, в логу (между Тырнаклином и Левой Сычевкой) покоилась хмурая урема, и выделялось маленькое болотце. Рядом держала покос айлинская жительница Любка Сушина (в детстве Лоскутова), жена недавно умершего совхозного рабочего Витьки Сушина.

Нина Петровна и раньше чуяла, что уремное место возле «Штанов» всегда было каким-то тоскливым, неуютным и загадочным. Урема состояла из глухих зарослей ольшаников и черемушников. Тут же встречались сплошные островки папоротников. С детства Нина Петровна верила, что в густых папоротниках водилась нечистая сила. Значит, и место возле болота было тоже нечистое. Образно говоря, в уреме нашли свое убежище если не сам сатана, то его ближайшие подручные — разного рода привидения. Иногда из глубин уремы и со стороны болотца доносились какие-то не понятные звуки, от которых в жилах стыла кровь, становилось если не жутко, то, по крайней мере, страшновато.

Я тоже знал это место. Раньше русло лога тут пересекала полевая дорога, и в кустах бил ключик, приспособленный под колодец и обнесенный деревянным срубом-венцом. Из этого ключика я в детстве пил холодную воду, когда мы с бабушкой и матерью косили травы и убирали сено на Левой Сычевке.

— В тот день мы подбирали кошенину. Настя гребла чуть повыше меня и в стороне, а я ниже копешек. Вижу, оттуда, где лес кончается, со стороны болота и покоса Любки Сушиной ко мне шпарит (чуть не бежит) какой-то не то странный человек, не то привидение, — начала свой рассказ Нина Петровна. — Походка этого «человека» тоже была довольно странная, необычная. Шел он быстро, экспрессивно. Коленки были заметно выдвинуты вперед и поставлены нарастопырку. И не то чтобы он шел, а как будто маршировал, двигался на полусогнутых. Взмахи рук (взад вперед) были такие же, как у солдат при прохождении строевым шагом. Однако руки были несколько длинноватые и чуть-чуть балансировали в воздухе. Был он высокий, плечи широкие и весь черный, как твоя куртка. (Я был одет в черную болоньевую куртку). Леший быстро промаршировал возле куста, где стояли наши сумки с едой, и тут же исчез за ним. Голову и лицо я не разглядела, так как их скрывали ветки деревьев и кустарников, да и все произошло в считанные секунды, К тому же, он моментально скрылся, а я сильно оробела, в голове все смешалось. Сначала подумала, что это привидение. Потом нет-нет да отошла, обыгалась и приблизилась к сумкам. Они оказались нетронуты ми. За кустом было тихо, никакого шороха. Собственно, леший тоже передвигался без шума и всякого шороха. А куда он подевался, я не поняла. Ни следов его, ни самого его я больше не увидела. Было это в 12-м часу дня 19-го августа. Вот и все, — закончила Нина Петровна.

Известно, что лешие предпочитают болота, сырые урочища и ведут скрытный, ночной образ жизни, а Нина Петровна увидела его в 12-м часу дня. «Значит, лешего потревожили другие покосники, которые убирали сено возле болотца и уремы», — сделал вывод я.

Вскоре к злополучному кусту (а им оказалась ива черная, каратал или чернотал) подошла сноха Настя. Нина Петровна рас сказала ей про «привидение». Настя тоже перепугалась, стала креститься. Женщины проворно подхватили сумки и поднялись выше, к копнам. Весь день они ощущали какую-то тревогу, душевное волнение и смятение.

— Нехорошее это место, неладное, неприятное! — еще раз подтвердила Нина Петровна.

В заключение хочется сказать следующее.

Несколько лет тому назад я смотрел телевизионную передачу о снежном человеке. В этой передаче была показана редкая видеопленка американского криптозоолога Роджера Паперсона, отснятая в Калифорнии ровно 30 лет назад, в 1967 году, где по лесу шла, чеканя шаг, марширующая, как заводной солдатик или послушный робот, статная, высокая женщина-лешачка. Точь в-точь как по рассказу Нины Петровны. Цвет ее волос (или шерсти) был тоже черный или темно-русый.

Я поинтересовался:

— А знали ли вы, Нина Петровна, что-нибудь о жизни леших?
— Нет. Я ведь сначала подумала, что это привидение.

Отсюда следует, что нет оснований подозревать Нину Петров ну в подлоге.

Наверное, американские лешие (сасквочи, реликтовые гоминоиды) выглядели примерно так же, как наши лешие (шурале) — русские, южноуральские.

24 октября из Челябинска в Сатку прибыл криптозоолог Николай Павлович Авдеев с двумя спутниками, и мы отправились на поиски реликтового гоминоида к «Штанам» и тырнаклинской уреме, — в окрестности Айлино. Вместе с нами на свой родной покос поехала и Нина Петровна Сухорукова.

Нина Петровна показала нам болотце, поле, покос, копешки и черную иву (каратал), где стояли ее и Настины продуктовые сумки, подробно объяснила путь следования гоминоида, а потом она продемонстрировала, как импульсивно вышагивал леший.

Окрестная айлинская природа поблекла, выцвела, будто умерла. Уже вплотную подступила поздняя осень, настала пора глубокого предзимья. Деревья и кустарники стояли голые, без единого листочка. Над полями и уремой повис сырой, прохладный туман. Ни на скошенной стерне, ни на подстриженных покосах, ни на травяной ветоши следов лешего не оказалось. Видимо, он «про валился сквозь землю», ушел на покой, ударился в зимний сон (спячку). И неудивительно. По народному месяцеслову, 4 (17) октября — Ерофей. А на Ерофея «зима шубу надевает», лешие перестают бродить по лесу.

Два дня Николай Павлович и его спутники-помощники караулили лешего возле «Штанов» и уремы. Но реликтового гоминоида они так и не встретили, он не подал даже голоса. Наверное, леший действительно залег и уснул до самой весны. Зато в болотце и уреме челябинские исследователи обнаружили старые лежки, где леший валялся на земле и чесался о сухие пеньки и болотные кочки. Тут же Н. П. Авдеев наткнулся налешачью шерсть, оставшуюся после линьки. А это уже доказательство, что айлин ский леший жил этим летом возле сухоруковского покоса.

Комментарии
Добавить новый
+/-
Оставить комментарий
Имя:
Email:
 
Тема:
UBB-Код:
[b] [i] [u] [url] [quote] [code] [img] 
 
 
:angry::0:confused::cheer:B):evil::silly::dry::lol::kiss::D:pinch:
:(:shock::X:side::):P:unsure::woohoo::huh::whistle:;):s
:!::?::idea::arrow:
 
Пожалуйста, введите проверочный код, который Вы видите на картинке.
ёжик  - леший   |176.59.211.37 |2017-04-13 00:24:11
Знаю человека, который видел лешего в
окрестностях Зюраткуля. Сам давно охочусь
его увидеть. Один раз ночью кто то ходил
блищь палатки, а я лежал будто
парализованый. Находилего лежки.
Елена  - I   |5.141.217.123 |2016-07-11 16:10:31
Очень интиресно, спасибо автору.

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."

 

Рекомендуем для прочтения

 

Главная В дебрях неизведанного, или взгляд во мглу (из жизни леших).

от Парижа до Берлина по карте Челябинской области


Краеведческая литература

ТОРГОВО-ИЗДАТЕЛЬСКИЙ ДОМ
«ПРИВАТ-РЕЙХ»

Отдельным, эксклюзивным направлением нашей деятельности является продажа краеведческой литературы Уральского региона. А также в нашем прайс вы найдете учебники для школ и техникумов.

г. Челябинск
ул. Короленко, д. 75-Б

Заявки
т/ф. 8(351)262-31-99
E-mail: reykh@narod.ru