От Парижа до Берлина по карте Челябинской области

Хотите узнать, откуда произошли географические названия Челябинской области?

Главная Мятеж «Черная галка»

Мятеж «Черная галка»

Бесславный конец мятежников

Из истории борьбы за Советскую власть на Южном Урале

Воодушевленная мятежом белочехов, спровоцированном империалистами Антанты против молодой Советской Республики, на Южном Урале в начале лета 1918 года подняла Голову внутренняя контрреволюция: затаившееся офицерье, городская буржуазия, казаки-дутовцы, меньшевики, эсеры и башкирские националисты. В селах и деревнях злейшим врагом Советской власти выступило кулачество. Оно саботировало постановления Советского правительства о введении продовольственной разверстки в стране, отказывалось сдавать излишки хлеба государству. Кулачество после выступления белочехов организовало целый ряд мятежей. Их организация по, замыслам международного империализма являлась составной частью плана удушения Советской власти.

Одним из крупных выступлений кулачества на Южном Урале явился вспыхнувший в конце мая 1918 года мятеж, названный в народе «Черной галкой». Эпицентром его стали села Месягутово, Дуван и Верхние Киги Златоустовского уезда. Оттуда пламя мятежа перекинулось на соседние русские села, хутора и башкирские аулы.

Мятеж вспыхнул не стихийно. Он явился результатом заранее продуманной и подготовленной кулаками антисоветской акции. Идеологическим организатором мятежа выступил священник Илекской (Сретенской) церкви Алексей Унгвицкий. Под прикрытием «священной» рясы, используя свае влияние проповедника православной церкви, он весной 1918 года объехал более двадцати русских и башкирских сел и деревень, активно призывая крестьянские массы к борьбе с большевиками, к свержению Советской власти. В аулах ему энергично способствовали башкирские муллы. Основными аргументами «святого отца» были запугивания русского и башкирского населения тем, что большевики якобы собираются уничтожить как православную, так и мусульманскую веру, хотят отобрать земли у башкир.

Проповеди Унгвицкого возымели некоторое действие. На них быстро отозвались кулаки и подкулачники, эсеры, деклассированные элементы и башкирские националисты а также примкнувшая к ним часть неграмотною, фанатично верующего башкирского населения нескольких волостей Уфимского и Златоустовского уездов, поддавшаяся на провокацию вследствие поповской лжи. Военное руководство кулацким отребьем и обманутыми башкирскими сотнями возглавили белогвардейские офицеры Малиновский и Прохоров, тайно проживавшие до этого на хуторах близ села Илека. Мятеж белочехов явился своеобразным сигналом к выступлению контрреволюционных сил месягутовской округи. Численность их банды к началу июня 1918 года составляла уже около 1000 человек. Мятежом было охвачено более 30 населенных пунктов. Кулаки жестоко расправлялись с коммунистами и активными работниками Советской власти. Только в Месягутово и окрестных селах ими было замучено около 400 коммунистов красногвардейцев и членов их семей.

В планы мятежников входило свержение Советской власти в радиусе от Дувана до Усть-Катава захват станции Кропачево и заводов Симского горного округа, а также дальнейший поход на Уфу, на соединение с частями белочехов, наступавшими от Самары. Для активного наступления бандитам не хватало оружия. В их арсенале насчитывалось всего лишь 30 — 40 винтовок да около 200 дробовиков. Тогда кулацкие главари решили вооружить банду холодным оружием. По их приказу кузнецы целого ряда русских и башкирских селений в течение недели, днем и ночью, под угрозой расправы ковали самодельные пики, кинжалы и сабли.

Наконец, вооружившись, в начале июня банда выступила в поход, заняв на перелеске между селами Илеком и Муратовкой исходную боевую позицию. На рытье окопов, траншей и землянок мятежниками насильно были мобилизованы крестьяне села Млека. Окопавшись здесь, бандиты приступили к подготовке наступления на станцию Кропачево.

К этому времени в Симе и Миньяре уже было известно о готовящемся заговоре контрреволюционных сил. Для выяснения сложившейся обстановки в село Илек Симским окружным штабом Красной гвардии был послан конный отряд в количестве 30 человек. 12 июня отряд прибыл в Муратовку. Что-бы избежать кровопролития, было решено послать в село Илек трех бойцов-парламентеров, возложив на них миссию предложить «черногалочникам» добровольно сложить оружие и прекратить борьбу. Группу парламентеров возглавил ашинский красногвардеец А. И. Лебедев. Однако бандиты, не приняв ультиматума, схватили парламентеров и зверски зарубили их лопатами... Лишь после подавления мятежа изуродованные тела героев были перевезены в заводские поселки и там с честью похоронены.

Не дождавшись парламентеров, командир отряда выслал вперед разведку, которая вскоре без особого труда обнаружила на Муратовской горе окопавшихся мятежников. Дым от костров, ржание коней, гортанные выкрики подгулявших вояк, — все это демаскировало место дислоцирования кулацкого воинства. Узнав о расположении противника и его приблизительной Численности, взвод красногвардейцев после короткой перестрелки решил отступить от Муратовки, не имея намерения ввязываться, в неравный бой.

...Ранним утром 18 июня началось наступление мятежников на Муратовку. Шумно, густыми беспорядочными толпами, словно стаи черных галок, двинулись они по полю к селу, сотнями ног втаптывая в землю нежные изумрудно-зеленые всходы яровых. Войдя в село, бандиты учинили варварские погромы домов, где по их сведениям проживали коммунисты. По доносу предателя мятежниками в Муратовке были убиты коммунист С. Ф. Рогожин и два беспартийных активиста Г. Е. Алякин и П. Л. Трубин. Жестоким пыткам подвергли озверевшие кулаки не успевшего скрыться коммуниста Д. П. Шондина. Лишь невероятный случай спас его от смерти.

Несколько часов разъяренная банда бесчинствовала в Муратовке. Только во второй половине дня мятежники двинулись на Ерал и Кропачево. Окружив станцию, бандиты схватили ее начальника и стали требовать от него немедленного формирования поезда для следования на Уфу.

Увидев на перроне, посторонних вооруженных людей, комиссар станции телеграфист И. Ф. Ушаков кинулся к аппарату Морзе, чтоб передать известие о нападении телеграфисту соседней станции Симской. Но Симская не ответила: бандиты уже успели перерезать сообщающие с ней провода. Тогда И. Ф. Ушаков запросил Усть-Катав. Там его телеграмма была принята. В тот момент, когда аппарат отстукивал последние буквы, в комнату ворвалась группа «черногалочников» в поисках комиссара станции. И. Ф. Ушаков тотчас же был отброшен от аппарата. Не добившись от него нужных им сведений, мятежники, оставив в помещении двух часовых, ушли, не зная, естественно, о том, что они только что разговаривали с самим комиссаром станции.
Готовясь к походу на Симский завод, основная масса «черногалочников» сосредоточилась в полукилометре от входа на станцию со стороны села Ерала, в ельнике, перерезав здесь железнодорожный путь. Часть же бандитов рыскала по поселку, занимаясь грабежом и арестами членов станционного красногвардейского отряда, захваченного ими врасплох. Но вдруг среди этой пестрой братии, оставшейся на вокзале и в поселке, поднялась невероятная суматоха: бандиты заметили приближавшийся к станции от Усть-Катава поезд из трех товарных вагонов.

Не дойдя метров четыреста до вокзала, паровоз остановился. Воздух резанула пулеметная очередь. Из вагонов один за другим выскочили красногвардейцы и залегли в цепь, открыв винтовочный огонь по бандитам. Внезапный и резкий налет на станцию усть-катавского отряда Красной гвардии под командованием И. М. Тараева буквально ошеломил мятежников. Но особенно сильный переполох овладел оравой беляков, когда с поезда усть-катавцев загрохотала трехдюймовая пушка. Снаряды и пули красногвардейцев быстро загнали мятежников под колеса стоявшего на рельсах состава.

В это время совершенно неожиданно для обеих сторон загремели разрывы снарядов в ельнике, где окопались основные силы бандитов. Это заговорила трехдюймовка с поезда — «броневика» отряда симцев под командованием Т. Д. Осокина. Как потом выяснилось, одному из кропачевских рабочих С. А. Сорокину удалось прорваться в Сим сквозь бандитские заставы. Он и сообщил окружному штабу Красной гвардии о начавшемся наступлении кулацкой банды. Вскоре отряд в составе симских, миньярских и ашинских красногвардейцев, вооруженный пушкой и тремя пулеметами, отбыл на платформах в сторону Кропачево. Здесь и встретились оба красногвардейских отряда.

Окруженные теперь с двух сторон, беляки в панике бросились в ближайший лесок. Но несколько орудийных выстрелов и пулеметных очередей быстро очистили березник. Отступая, часть бандитов бежала в сторону башкирской деревни Алькино. Основной же их контингент скрылся за Муратовной, заняв старые окопы и мечеть, в ауле Шиганаево. Отсюда мятежники открыли беспорядочную стрельбу по цепям наступавших красногвардейцев, заставив их залечь. Но вот трехдюймовая пушка, установленная на Еральской горе, вновь послала «гостинец» в стаю врага. Несколько орудийных выстрелов шрапнелью, и над окопами мятежников образовалось довольно странное белое облако. Словно тополиный пух облачные сгустки медленно плыли над землей, плавно оседая на кустарник и молодую траву. Парализованные частыми разрывами шрапнели и меткими пулеметными очередями красногвардейцев, нахальные, но неопытные вояки, собранные месягутовским кулачеством, в ужасе бежали, оставив на поле боя убитых и раненых. Оборона противника была прорвана. Остатки кулацкого воинства бежали через село Илек до реки Юрюзани, спешно закрепившись на ее правом обрывистом берегу. Но смелой атакой объединенный отряд симских и усть-катавских бойцов Красной гвардии «выкурил» бандитов и отсюда. Путь в Месягутово и Киги был расчищен. А на помощь красногвардейцам Симского горного округа и Усть-Катавского завода уже спешили Златоустовские кавалеристы под командованием Юрьева. Этот отряд я продолжил преследование бандитов, которые разбегались уже по своим деревням. А сводный красногвардейский отряд под командованием Т. Д. Осмкина и И. М. Тараева повернул назад, в сторону Кропачево. Мятеж «Черная галка» был подавлен.

Войдя на обратном пути в село Илек, отряд Т. Д. Осокина провел здесь следствие по делу участия отдельных лиц в мятеже. Большинство из примкнувших к кулацкому заговору крестьян откровенно признали свои ошибки и рассказали о том, кто склонял их к выступлению. Раскаявшихся отпустили по домам.

Кулацкий мятеж «Черная галка» был подавлен в течение двух дней. Оперативному разгрому его способствовала мощная поддержка боевых действий заводских отрядов Красной гвардии местным населением. Многие из числа крестьянской молодежи русских сел округа и окрестных башкирских деревень уже в ходе первых боев добровольно вступили в отряд Т. Д. Осокина и активно участвовали в разгроме банды. Этот факт явился еще одним ярким доказательством верности идей ленинской национальной политики, нерушимости, союза рабочих и крестьян, показал воочию крепость и жизненную силу Советской власти — власти трудового народа.

Н. ПУДОВКИН.

Комментарии
Добавить новый
+/-
Оставить комментарий
Имя:
Email:
 
Тема:
UBB-Код:
[b] [i] [u] [url] [quote] [code] [img] 
 
 
:angry::0:confused::cheer:B):evil::silly::dry::lol::kiss::D:pinch:
:(:shock::X:side::):P:unsure::woohoo::huh::whistle:;):s
:!::?::idea::arrow:
 
Пожалуйста, введите проверочный код, который Вы видите на картинке.

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."

 

Рекомендуем для прочтения

 

Главная Мятеж «Черная галка»

от Парижа до Берлина по карте Челябинской области


Краеведческая литература

ТОРГОВО-ИЗДАТЕЛЬСКИЙ ДОМ
«ПРИВАТ-РЕЙХ»

Отдельным, эксклюзивным направлением нашей деятельности является продажа краеведческой литературы Уральского региона. А также в нашем прайс вы найдете учебники для школ и техникумов.

г. Челябинск
ул. Короленко, д. 75-Б

Заявки
т/ф. 8(351)262-31-99
E-mail: reykh@narod.ru