От Парижа до Берлина по карте Челябинской области

Хотите узнать, откуда произошли географические названия Челябинской области?

Главная Затаенная обитель

Затаенная обитель

Магнезитовец
27 января 2017 года № 3 (6304)

Справедливо замечено: без прошлого не может быть будущего. Сегодня мы приоткроем одну из полузабытых страниц истории Саткинского края: публикуем архивные данные и воспоминания очевидцев, бережно собранные нашим земляком Сергеем Павловым в книгу «История Иструти».

Воспламененный верой

Наверное, многие слышали о существовании когда-то процветающей, а ныне состоящей лишь из нескольких дворов деревни Иструть. Слышали, что природа вокруг нее неописуемой красоты, только вот увидеть ее могут далеко не все: добраться туда, особенно весной и осенью, практически невозможно из-за отсутствия нормальных дорог. А ведь еще 30 лет назад там имелся богатый интернат-санаторий, а ранее располагался процветающий и едва ли не самый крупный на Южном Урале мужской единоверческий монастырь — Воскресенский. В иллюстрированном сборнике «Европейская Россия» (Санкт-Петербург, 1906г.) он описывается так: «… расположен на горах Среднего Урала в живописной местности, превосходящей по целебности климата Южный берег Крыма. ...В монастыре соблюдается истовое служение по древнему чину, как ни в одном староверческом монастыре России».

Своим основанием монастырь обязан игумену Иоанну, по происхождению крестьянину села Ярославки Уфимской губернии, в миру Василию Федоровичу Гордееву. Когда ему было 14 лет, отец женил его на 19-летней раскольнице Акулине Верзаковой. Брак оказался счастливым, и в дальнейшем супруга стала верной помощницей мужу во всех его духовных исканиях. В 37 лет Василий Федорович пришел к мысли «любви ради Божией оставить супружеское сожитие и вести жизнь уединенную». Гордеев принял иночество, и был наречен иноком Власием. В 1834г. он построил на реке Юрюзань два скита: мужской и женский для своей супруги, которую постриг с именем Александра. Спустя четыре года Власий перешел вместе с насельниками скитов в единоверие и, «воспламененный особою ревностию в строительстве церковном», предложил в Уфимской епархии учредить единоверческий монастырь. В 1840г. Уфимская консистория подтвердила духовное звание Гордеева и дозволила ему «отыскивать способы к устроению единоверческого монастыря». При подтверждении пострига Гордеев принял имя Иоанна.

Недооцененная работа

Несколько лет инок Иоанн (Гордеев) искал место под новый монастырь, даже Забайкалье объехал: осматривал предложенный пустующий монастырь за Байкалом. Но отказался от этого предложения, так как не одобрял холодный климат. Тщательное отношение к выбору объясняется тем, что лесная пустынь — пустынный монастырь — признавалась совершеннейшей формой общежития, а его основание — высшим подвигом инока. Найти место, где можно было бы «уединиться от человек», было важной заботой для будущего настоятеля, манили дебри, где «леса горны, блата, мхи». Их инок Иоанн нашел на взгорке у тихой речки Иструти, среди болот и голубых гор, на землях дачи Кусинского завода. Об этом затаенном от глаз месте Иоанн узнал от жителя Кусы, который сказал, что там «тепло, ровно в конюшне».

Строительство Воскресенского единоверческого монастыря на Иструти началось не сразу, а лишь в 1849г. с разрешения Священного Синода РПЦ. Тем же указом отец Иоанн был назначен настоятелем. Отдельным указом монастырю была пожалована земля площадью 104 десятины 400 сажен. И 12 июня 1849г. отец Иоанн прибыл на новое место «для устроения обители» в сопровождении восьми насельников Юрюзанского старообрядческого скита. Обосновавшись, братия начала рубить на склоне горы здания под кельи и небольшую деревянную церковь Воскресения Христова. В 1851г. она была построена и освящена. Спустя два года настоятелю Иоанну (Гордееву) присвоили сан игумена. Штат нового монастыря был определен в 34 человека: настоятель, казначей, 5 иеромонахов, 2 иеродиакона и 25 монахов. Монастырь создавался как общежительный (предусматривал строгий распорядок жизни, абсолютное подчинение настоятелю). Монахи вели активную миссионерскую деятельность среди беглопоповцев (православных священнослужителей, перешедших к старообрядцам) и рабочих Белорецкого, Златоустовского и Саткинского заводов, жителей соседних деревень Челябинского уезда Оренбургской губернии.

В 1863 г. обитель посетил инспектор Оренбургской епархии Р.Г. Игнатьев. В отчете он указал, что Воскресенский монастырь своих миссионерских функций не выполняет и больше похож на старообрядческий скит. Такой вывод не устроил игумена Иоанна, так как в действительности за небольшой срок сделано было многое. Об этом свидетельствует и то, что игумен Иоанн обратил в христианство 78 мусульман. Поэтому после отчета инспектора он с двумя насельниками вновь отправился в Забайкалье в 1864г., чтобы найти место для еще одного монастыря. Экспедиция не оказалась успешной: в 1866г. игумен Иоанн вернулся на Иструть сильно простуженным, больным и вскоре умер. Его похоронили за престолом построенного им Воскресенского храма.

Святое строительство

После смерти основателя монастыря его возглавил другой Иоанн, иеромонах, в миру Иван Нестерович Корионов. Ранее он был старообрядцем, но потом стал послушником Юрюзанского скита, перешел в единоверие, принял постриг в монашество и в числе первых приехал вместе с Иоанном (Гордеевым) в Иструть для строительства новой обители. Став ее вторым настоятелем, Иоанн (Корионов) активно собирал пожертвования и обновил большинство построек. Он был настоятелем Воскресенского монастыря почти 60 лет. А в данной обители прожил в общей сложности без малого 80 лет и похоронен там.

В 1876г. монастырю прибавили еще 200 десятин земли. Кроме того, монастырь арендовал казенную территорию под покосы и пашню. В те годы была отсыпана большая горизонтальная площадка, на которой построили новые монастырские строения и каменную церковь. Многие постройки теперь имели нижние каменные полуподвальные этажи с надстроенными деревянными верхними. К этому времени была прорыта широкая и глубокая канава от болот к Иструти. Болота стали отступать от монастыря, и на разработанных землях появилась возможность заниматься земледелием.

В 1891г. была заложена каменная церковь Покрова Пресвятой Богородицы (обиходное название Покровская или же Богородицкая). При этом небольшая старая деревянная церковь Воскресения Христова оставалась внутри новой и во время строительства в ней продолжались службы.

В 1897г. деревянный храм сгорел, серьезно повредив каменный и колокольню. Их пришлось перестраивать, из-за чего строительство и освящение затянулись еще на пару лет.

В 1900г. обитель посетил вновь назначенный на Уфимскую кафедру епископ Антоний (Алексей Павлович Храповицкий). Он был поражен живописнейшим видом природы и красотой пруда, усердием насельников монастыря и тем, как проводились службы. Всё было прибрано, даже склон горы убирался под метелочку воспитанниками-келейниками. Родники были обустроены, по склону горы в средней его части была сооружена террасная тропа к часовне и беседке, спускавшаяся к роднику недалеко от пруда. По этому маршруту в монастыре ежегодно проводился крестный ход. В 1901г. епископ приехал туда вновь — на освящение храма, состоявшееся 30 июня.

Расцвет воскресенского монастыря

Первые годы монастырь жил довольно бедно, иноки и послушники скудно ели, мало спали, всё необходимое для жизни делали своими руками, косили траву, рубили лес и строились, пахали и засевали землю, ловили рыбу и каждодневно долго молились. Постепенно монастырь стал богатеть. Монахи занимались скотоводством, земледелием и пчеловодством, изготавливали кирпичи и лыковые веревки. Территория монастыря была обнесена деревянным забором с тремя железными воротами на полукруглых кирпичных арках. Внутри была большая трапезная для гостей, гостевой дом, келья настоятеля, два келейных корпуса для монахов и воспитанников. При входе в обитель располагался конный двор и помещения богаделен. С южной стороны храма Покрова был небольшой погост. Могилы монахов накрывали толстыми каменными плитами. С восточной стороны — поминальная часовня и могила архимандрита с плитой под массивным, вырубленным из камня крестом. Впоследствии часовня и могилы были разрушены, а каменные плиты растащены. В полукилометре от монастыря по дороге в поселок Единовер стояла прощальная часовня. До нее настоятель пешком провожал гостей монастыря, там совершал молитву на дорогу и прощался с ними.

Хозяйственные строения размещались на удалении 500 – 1000 м от монастыря и не нарушали своим присутствием прекрасного вида местности вокруг обители, об обихоженности которой ходили легенды. Этих строений было немного. В их числе запруда на речке Иструть и мельница, построенные при настоятеле Иоанне (Нестерове), лесопилка с приводом от водяного колеса. Основные работы по их строительству финансировал зажиточный крестьянин Векшин из соседней деревни Александровки (ныне не существует). Но эта мельница и еще три (в Леузах, Озерках и Сикиязе) были записаны не на него, а на монастырь, чтобы уменьшить налоги. Для монастыря от этого был только плюс: часть прибыли от помола шла на его нужды. Монахи получали также доходы из других источников. Так, в Петров пост устраивали по близлежащим селам петровский сбор денег, яиц и масла, а осенью — льна и шерсти. Летом проводился крестный ход вокруг монастыря с посещением часовен и святого родника рядом с оборудованным сливом (бучилом), где находилась келья монаха-схимника (отшельника).

Работниками на мельницах, лесопилке и смотрителями плотины была семья Макушевых. Их дом находился на левом берегу пруда, на взгорке у плотины. Других строений там не было, и большая территория, сосны с которой пошли на распил, заросла кустарником. Вверх по правому берегу Иструти располагался скотный двор и два больших дома, в которых жили крестьяне, занимавшиеся полеводческими работами, в основном выращиванием овощей. А на левом берегу, у речки, на возвышении находилась келья сестры Александры (до пострига — Акулины Гордеевой, жены основателя монастыря).

Для людей и бога

Когда решался вопрос о создании Саткинской кафедры, то расположить резиденцию викарного епископа предполагалось в Воскресенском монастыре. Был даже заложен патриарший дом, но его так и не достроили, хотя некоторые источники указывают, что церковь при нем освятили. Впоследствии, во времена дома инвалидов, там располагались квартиры сотрудников. Было еще несколько старых маленьких келий первых насельников. В них жили одинокие старики из ближних единоверческих приходов: монастырь занимался благотворительностью, и монахи ухаживали за ними.

В годы Первой мировой войны насельники помогали, чем могли, семьям фронтовиков. Сами жили очень уплотненно, отдав одно из помещений под организованный по инициативе монастыря лазарет для раненых. На месте верхней паперти Покровской церкви была надстроена каменная трапезная (в последующем использовалась как палата для больных).

При монастыре воспитывали и обучали сирот. В нем была собрана большая библиотека и хранились по читаемые древние реликвии: иконы Нерукотворного образа Спасителя и благоверной княгини Анны Кашинской с частичками мощей. Имелось Евангелие 1637г. издания, Служебник 1603г. и многие другие книги (в архивах указывается 543). Имелся также антиминс (четырехугольный плат из льняной или шелковой материи со вшитыми частицами мощей святых), освященный еще в 1632г. На нем совершалось таинство евхаристии (причащение верующих). Еще до закрытия монастыря в 1919г. этих богатств уже не было. Нынешняя судьба их неизвестна.

Революционный перелом

В 1913г. настоятелем Воскресенского единоверческого мужского монастыря на Иструти был назначен благочинный единоверческих церквей и монастырей Уфимской епархии отец Антоний (Александр Николаевич Миловидов). В июле 1917г. в награду за службу он получил сан игумена. По свидетельствам современников, это был человек неординарный, умный, образованный, прекрасный организатор и проповедник, принявший мученическую смерть за свои убеждения. При нем Воскресенский монастырь стал идеологическим центром единоверия на Южном Урале. Антонию доверяли высшие иерархи РПЦ.

В начале 1920г. у настоятеля появляется первая судимость — шесть месяцев принудительных работ, из них игумен отбыл три месяца. В тексте протокола дознания Антоний сообщил, что причиной осуждения явилось резкое письмо, которым он добивался повышения в должности своего дьякона. 1 февраля 1919г. принят декрет о прекращении выдачи денег на содержание церквей и духовенства. Полным ходом шло отделение церкви от государства. 1 мая 1920г. старший помощник начальника Златоустовской уездной городской советской милиции Поляков с несколькими солдатами был командирован в Воскресенский монастырь со спецзаданием. В своем рапорте он написал: «…Получилось не то, что было нужно… Искали не то, что нашли…». Искали драгоценное имущество, а нашли 15 пудов семенной пшеницы, пять пудов соли, холст, полотенца, половики. Особо ценным имуществом посчитали деньги — 16 150 рублей различными монетами и ассигнациями. Братия отказалась помогать милиционерам. Главными виновниками сокрытия ценных вещей Поляков объявил 41-летнего игумена Антония и помощницу его Анну Гавриловну Щеколдину (66 лет), на момент обыска проживавшую в селе Дуван.

Гонимый «спасителем»

По возвращении из командировки Поляков подал себя в рапорте «спасителем братии от нужды, в которую загнал всех настоятель». Жалобы на игумена Поляков зафиксировал в протоколе: «…не давал хорошей соли, обижал, всё дела управлял сам, ни с кем не советовался. Про вещи в кладовой, в которых остро нуждались, не знали, что они существуют, а настоятель вещи гноит в сырости. Игумен скуп и жаден, плохо относился к насельникам монастыря, просили не возвращать его в обитель». Несколько строк Поляков уделил описанию монастырской округи: «…есть мельница (почему-то не учтенная, владелец наживается), для пахоты нанимали рабочих. Превосходный климат. Леса много. О самом монастыре: штат — 26 человек. Проживают 30. В праздники идут паломники, народу становится больше, живут по 2–3 недели. На всех 25 коров, 13 лошадей. Дополнительная информация, полученная в ходе пребывания в монастыре: в окрестностях есть бандиты — до сих пор не вышедшие из леса братья Стахеевы, Пономарев, Багаев. Вооружены, предупреждаемы жителями, поэтому неуловимы». На рапорте Полякова стоит резолюция начальника: «…передать опытному агенту». Самого «спасителя» монахи уличили, в свою очередь, в изъятии бутыли денатурата и возврате пустой тары. При вторичном обыске игумен всё же указал место, где закопано сокрытое. Самым ценным оказался мед и личное имущество отца Антония, пояснившего укрытие вещей тем, что «…места глухие, иногда бывают грабители».


Реабилитирован посмертно

В мае 1920г. настоятеля Воскресенского монастыря отца Антония (Миловидова) арестовали по обвинению в контрреволюционной агитации. В Златоусте было проведено дознание, составлены описи изъятого имущества, вплоть до чайных ложек и карманных часов, справки о сдаче изъятых вещей. За каждую вещь игумен отчитался, поясняя свое непонимание обстановки тем, что отсутствовал в течение трех месяцев, распоряжений, циркуляров и писем не получал. Из документов дознания становится ясным, что искали: золотые чаши, кресты, утварь, которые не находились, как ни опрашивали монастырских.

29 мая дело было передано из уголовного в народный суд, 4 ноября начато доследование. Во время ведения дела отец Антоний не сидел сложа руки, а умело себя защищал. В частности, написал прошение в Саткинский народный суд, в котором расписал пьянство Полякова, и сделал запрос на заключение Коллегии правозаступников в Уфимский отдел юстиции, подпадает ли его случай под амнистию 1 мая 1920г. 25 декабря уже не настоятелю Воскресенского монастыря, а «ныне священнику медведевской церкви» был вынесен приговор. Миловидова осудили на полтора гора общественных принудительных работ без содержания под стражей (с конфискацией задержанного имущества). Но отбывать наказание ему не пришлось, поскольку отец Антоний всё же попал под амнистию. 8 мая 1921 г. святейшим патриархом Тихоном он был рукоположен в сан архимандрита и продолжил служение в Воскресенском монастыре до 1923г., служил в храмах Златоустовского уезда. В июне 1925 г. Антоний был рукоположен архиепископом Андреем (Ухтомским) в сан епископа Усть-Катавского. Затем вновь последовали аресты и лагеря. Свое 60-летие епископ Антоний встретил в тюремных застенках. 2 октября 1937г. тройка УНКВД по Челябинской области признала его «…организатором и руководителем “Повстанческо-террористической организации духовенства Челябинской области”». Епископа Антония (Миловидова) расстреляли, а спустя десятилетия, как это водится в нашей стране, посмертно реабилитировали.

Монастырские мытарства

В 1924г. власти закрыли Воскресенский единоверческий монастырь, а земли и часть имущества монастыря конфисковали. Однако богослужения продолжались. Об этом свидетельствуют документы, в которых говорится, что 11 октября 1925г. иеромонах Стефан (Расторгуев) был возведен в сан игумена Воскресенского монастыря. А вот точных сведений о судьбе монастыря и его игуменов в 1925–1931гг. найти не удалось, как и о том, какая структура контролировала обитель в то время. По воспоминаниям местных жителей, монахи жили в монастыре минимум до 1931г. Более того, в нем появились женщины, скорее всего, бывшие насельницы общины пресвятой благоверной Анны Кашинской из Монастырки. Вероятно, в целом это была самоуправляемая христианская коммуна, выжившая благодаря отсутствию церковных иерархов, которых часто арестовывали и ссылали. Покровский храм стал приходским для всех окрестных верующих. Только служил в нем уже не единоверческий, а приезжающий православный (никонианский) священник.

Есть сведения, что на территории обители действовала сельскохозяйственная коммуна «Заветы Ильича» и даже коммуна с театральным уклоном. В 1932г. в здании монастыря располагался летний пионерский лагерь, потом подразделение Лесхима (по сбору смолы-живицы), а 1935г. там открыли Дом инвалидов № 1, в том числе для душевнобольных. Жили там и обычные престарелые люди, нуждающиеся в специализированной медицинской помощи.

После Великой Отечественной войны в зданиях монастыря разместили спецпереселенцев (в основном немцев и поляков), а также насильственно переселенные семьи бандеровцев и других антисоветских «элементов» из Закарпатья и Западной Украины. На месте разрушенных монастырских корпусов возникли жилые дома и бараки. Пока их строили, Покровский храм, соборная колокольня и часовни были уничтожены. На первом этаже перестроенного Воскресенского собора организовали столовую, на втором — кинотеатр.

С 1955г. до 1980-х г. монастырские здания приспособили под подсобное хозяйство Саткинского психоневрологического интерната. В это же время около него было основано поселение обслуживающего персонала и других работников учреждения. Свое официальное название — Иструть — селение получило в 1960-х гг.

К слову, в середине 1980-х гг. один из сантехников во время работы в очистном колодце в здании столовой интерната обнаружил в подполье отверстие. Из любопытства он решил проверить, куда оно уходит. Рабочие спустили парня в это отверстие по веревке на глубину восемь метров. Там оказался каменный коридор, уходящий в неизвестном направлении. В подземелье молодой сантехник обнаружил 18 икон, которые он поднял наружу и вскоре продал прихожанам бердяушской Никольской церкви по 30 рублей за «доску». Ход, который вел в подземелье, после этого наглухо засыпали.

Возрождение

В 1990г. Дом инвалидов № 1 прекратил свою работу. Остатки зданий бывшего Воскресенского единоверческого мужского монастыря были переданы Челябинской православной епархии, возглавляемой епископом Георгием (Грязновым), после чего началось постепенное возрождение обители. На работы по восстановлению епископ Георгий благословил дьякона Александра Ушакова. 4 сентября 1992г. Свято-Вознесенский монастырь возобновил свою деятельность. 11 сентября дьякон Александр был пострижен в монашество и стал иеромонахом Сергием. Спустя месяц епископ Георгий благословил его принять также приход бердяушской церкви. 11 июня 1993г. Священный Синод Русской православной церкви благословил повторное открытие Воскресенской обители, но уже в новом статусе: теперь это православный монастырь. Чтобы было где проводить богослужения, на нижнем этаже двухэтажного каменного здания 1970-х гг. постройки была освящена домовая церковь Преподобного Сергия Радонежского. Старый разрушенный храм находится в процессе реставрации.

В настоящее время насельников в монастыре проживает немного. Так как монастырь состоит на самообеспечении, его жителям приходится ежедневно думать о хлебе насущном. Ежегодно в мае насельники начинают сезонные полевые работы: пашут поле, сеют зерно. Для его хранения братия построила зернохранилище. Есть здесь и огород, в котором растут привычные для уральской земли овощи; скотное подворье, на котором живут лошади и коровы. В хозяйстве имеется старая техника, необходимая для сельскохозяйственных работ. Почти вся она поступила в обитель в нерабочем состоянии, была разобрана, отремонтирована и вновь собрана руками монастырских мастеров.

В Свято-Воскресенском монастыре живут по уставу православной церкви. Богослужения проводит отец Сергий. Колокольный звон возвещает о них деревенским жителям и немногим паломникам, напоминает о Боге туристам, случайно заглянувшим в затаенную обитель. Хотя посторонние люди в Иструти бывают редко, зато умиротворяющая душу благодать пребывает неизменно.


 Подготовила Елена НИКИТИНА

 

Комментарии
Добавить новый
+/-
Оставить комментарий
Имя:
Email:
 
Тема:
UBB-Код:
[b] [i] [u] [url] [quote] [code] [img] 
 
 
:angry::0:confused::cheer:B):evil::silly::dry::lol::kiss::D:pinch:
:(:shock::X:side::):P:unsure::woohoo::huh::whistle:;):s
:!::?::idea::arrow:
 
Пожалуйста, введите проверочный код, который Вы видите на картинке.

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."

 

Рекомендуем для прочтения

 

Главная Затаенная обитель

от Парижа до Берлина по карте Челябинской области

Фото альбом